Восемь цветов радуги

22:14 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Море морей

– Ах, отец, наконец-то пришла весна,
И боль стала тише, но дорога – всё так же длинна.
И пока её камни стирают мне ноги в кровь, я всё же учусь смотреть в сердца,
Вот только б если была хоть одна рука, что сотрёт слезу с моего лица…

Но в этом мире несбыточных мечт и обманчивых голосов
Каждый видит свой собственный, одинокий сон,
И, зная их сны, я не могу прикоснуться к ним –
Потому что тогда они разлетаются в прах. И я остаюсь один.

Правда то, что я был бы счастлив исполнить чужие сны, чтобы поверить, что я любим,
Но я не умею любить и лгать - и груз мой, воистину, невыносим!..
…Научи же меня, как приносить радость им?..

Ведь, воистину, свет – это ложь сказать.
Если от этого высохнет чья-то слеза.

– Ну, не падай же духом, скитаясь по склонам своей души.
Знаешь что? Песня истины рождается в мире, где каждый звук – фальшив,
И в каждом сердце, на самом дне, под окутавшей его тьмой,
Есть бездонное море любви – даже в твоём, сын мой.

И пройдя по дороге к нему, израненный тысячами камней,
Я уверяю, что ты не будешь жалеть о ней,
Когда, поднимая руку в окружающей непроглядной тьме,
Ты вдруг коснёшься лица другого – и вытрешь с него слезу; скажешь, что вы вдвоём.
…и тогда он – осушит её на твоём.

И две ваших слезы, исчезая в счастье (а по-нашему – умерев),
Вдруг очнутся, став частью Моря, что я назвал бы, родные, отцом морей.

@темы: рифмы

09:49 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
В новом офисе посадили меня на самое проходное место, где я вздрагиваю от каждого шороха, и каждый проходящий мимо человек выбивает меня из колеи. Так же и в остальном - даже небольшое изменение моего установившегося, достаточно строгого режима, даже небольшое соприкосновение с другими людьми - где я веду себя как я настоящий, а не как "программная оболочка" для него, то есть, взаимодействую не поверхностно, а душой, приводит к стрессу и временной глухоте - самому страшному для меня. Но ведь я хочу жить так всегда! Быть собой, и не прятаться от мира. Всегда быть собой, хотя бы даже и в гуще толпы.
Но если раньше для меня было жизненно важно всегда открыто выражать свои чувства, это было условие для того, чтобы чувствовать себя живым, то теперь - когда это успело произойти?.. - всё поменялось с точностью до наоборот, и в точно такой же степени мне требуется быть в одиночестве, молчать и скрыть от мира всё то, что важно для меня. Но это колебание между двумя крайностями не кажется мне чем-то правильным, и, опять-таки, оно происходит не по моей воле - а я не хочу позволить чему-то менять себя, если это не то, что я выбрал сам.
Поэтому... даже в самых невыносимых условиях беспрестанных "радиопомех" нужно учиться слышать его, столь тихий, но никогда не замолкающий голос души.
Как было сказано про одного из моих любимых героев: "Из-за того, что он был невероятно неудачлив, то в восьми случаях из десяти он умудрялся наткнуться на змею или пробудить ещё каких-то ядовитых тварей. Но, получая тысячи укусов, он с огромным упорством боролся за свою жизнь, так что дело, как правило, обходилось лихорадкой. К тому же, его чувствительность к боли была невероятно низкой, ведь ко всем видам боли он давно привык".
Это возможно, друзья мои. Я всей душой верю, что это возможно.

Рассветный "Город Столиц" - и сам синий-синий, как бездонное небо :)
А рядом - его братья, высокие и строгие, устремлённые ввысь... непоколебимые, как защитники мира.




@темы: размышления, личное, Се Лянь, 天官赐福

23:07 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
То творение человеческих рук, мысли и мечты, которое почти так же прекрасно, как и горы - небоскрёбы :)
Мне так хотелось оказаться в этом городе будущего, и вот это произошло, но, как и всегда при соприкосновении с чем-либо на физическом плане, мне не удалось хоть что-то почувствовать. Точно так же, я бесконечно люблю душу Хаторика, но он, в отличие от меня, живёт в своём физическом теле, физическом мире - и мне никак не удаётся с ним встретиться, несмотря на то, что мы провели бок о бок уже больше десяти лет.
Так что же означает "жить"? "Жить" - это чувствовать? "Жить" - быть собой, говорить и делать только то, что соответствует твоему внутреннему Я? Но как же быть, когда его голос замолкает, и ты остаёшься слеп и обездвижен, и можешь действовать лишь механически, потеряв все ориентиры - лишь помня, но не ощущая их?
Однако опыт показал, что и эту преграду возможно опрокинуть. Быть может, это лишь вопрос новой формы - нового окружения, нового образа жизни, нового мастерства, которым ты пытаешься овладеть - эта форма всегда молчалива и бездвижна в начале, и ты должен сделать большое усилие, чтобы протолкнуть себя в неё... но когда ты не останавливаешься, вопреки всему, то однажды тишина прекращается. И тогда... нет, не форма начинает звучать для тебя - а, может быть, ты начинаешь звучать для неё.





читать дальше

@темы: личное, философское

20:27 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Здравствуй, брат! С ледяных вершин
Я далёкий пошлю привет;
В битве ль, в буре, в немой глуши
Счастлив, слыша, черкнуть ответ,

Лучше всех понимая: в аду ль, в раю,
Кто бы ни был ты, жив ли, мёртв,
И в каком бы ни встал строю,
Каждый слово любви – поймёт.

Ведь хорош или плох — всё равно любви,
И на каждом из ста путей,
Сколько б раз не тонул в крови,
Сможешь встать, а потом взлететь,

И познав океан, впредь без тверди жить,
Чтоб сказать вновь – себе, и нам:
Знаешь, нам суждено научиться плыть –
Не сдаваясь его волнам.


@темы: арт, рифмы

13:07 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Ну что, всех с традиционным «Поехали!» :)
В новостях появилось фото граффити, сделанного в Санкт-Петербурге в честь Дня космонавтики. Вот, что пишет сама арт-команда: «Граффити призвано мотивировать и побуждать учащихся к научной и исследовательской деятельности, не бояться трудностей и знать, что их возможности так же безграничны, как и сама Вселенная. Мы поздравляем наших читателей с Днём космонавтики и благодарим всех, кто так или иначе способствует развитию науки и исследованию космоса в частности».



А от себя хочу предположить, что космос – это не только те звёзды, которые мы видим над головой… Но так же и всё то удивительное, необычное, прекрасное и страшное – но всегда настоящее — что мы можем найти в своей душе и окружающей нас Душе Вселенной; всё то, что ещё только ждёт бесстрашных и непредубеждённых исследователей.

Ну, а если обстоятельства принуждают нас склониться к земле и временно созерцать не небо, а грязь, из которой растут лотосы? Может быть, это означает, что в этот самый момент не мы глядим на звёзды, а они глядят на нас — со всей любовью и лаской к своей маленькой частице, отправленной исследовать земную жизнь?


@темы: кисти и краски, философское

22:45 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Кажется, это не из моих историй, но из чьих-то дружеских))


@темы: ИньЯн, арт

12:45 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
"Если сердце бьётся внутри тебя, не останавливай его!" - плакат возле близлежащего храма.
Имеется в виду проблема абортов, но в действительности ведь эти слова - обо всей нашей жизни, и их значение чрезвычайно глубоко :)

@темы: мысли, философское, цитаты

21:55 

Современный американский роман

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
— Планета будет спасена лишь в том случае, если у всех людей изменится образ мыслей.
– Проблема в том, что я недостаточно люблю людей, – сказал Уолтер. – И не очень-то верю, что они могут измениться.


Но люди всё-таки могут измениться. Начиная с того, кто сказал эту самую фразу: я не верю в них. Начиная, а, может быть, и заканчивая им, потому что, я думаю, это была мысль автора, высказанная устами героя. Автора, который слишком хорошо разбирается в психологии обычного современного человека, не обременённого какими-то высшими целями, чтобы быть преисполненным надежд и восхищения. И всё-таки, этот автор, сделав своими героями самых обычных людей со множеством недостатков, которые он, совершенно не морализируя, показал откровенно и нелицеприятно, сумел привести их… всех и каждого — не то чтобы в святые земли, но туда, где их жизнь немного улучшилась, личность — стала чуть более цельной, а душа — чуть более светлой. Где кто-то смог простить, кто-то — принять себя, кто-то — понять своих родителей, а кто-то — перестать враждовать с соседом и винить во всех бедах власть и общество. И после этого мир действительно изменился: мир книги — я, как читатель, прекрасно это почувствовала. Когда невыносимые соседи (вполне типичные американцы, которых миллионы, и вовсе не только в Америке) из последней главы вдруг оказались не такими уж ужасными, и Уолтер, которого они не желали принять, вдруг вызвал у них симпатию, и проблема заповедника для вымирающих видов птиц — такая невероятно огромная для Уолтера, и такая незначительная для всего мира, очевидно неразрешимая именно из-за этого противоречия, вдруг решилась, соединив две совершенно не понимавшие друг друга стороны. Потому что вместо того, чтобы пытаться изменить весь мир, ты можешь изменить одного лишь себя и свой дом, сделав его обителью того, о чём ты мечтаешь… И тогда все те, кто враждовал с тобой из-за предъявляемых к ним требований, придут, чтобы посмотреть на этот дом, прежний дом, который ты оставляешь, и испытать печаль и радость, узнав часть твоей истории. Увидев фотографию красивой темнокожей девушки, чьим именем назван заповедник, и чья улыбка говорит: всё имеет смысл.

Всё обретает свой смысл в конце — пусть это даже совершенно неочевидно по дороге, когда ты видишь перед собой лишь грязь и рытвины, и тебе кажется, что это и есть весь мир. Это было неочевидно и для меня, когда я читала про Ричарда, погрязшего в интрижках, про Патти, вцепившуюся в иллюзию многолетней давности, про Уолтера, живущего в своём маленьком мирке и пытающегося убедить окружающих в том, что им должно быть важно то, что в действительно важно лишь для него одного, про Джоуи, погрузившегося в авгиевы конюшни собственной души — причём не только в переносном, но и в совершенно прямом смысле — чтобы отыскать там обручальное кольцо, символ утраченной верности. Мне казалось, что у всех этих людей нет шансов — как и у современного общества, цивилизации победившей «свободы» — свободы потреблять, потакать своим недостаткам и получать любые удовольствия, которые прежде были запретными и осуждаемыми. Понятно, что подобная свобода лишь привела человечество в тупик. Но в самом ли деле из этого тупика нет никакого выхода?

Франзен не из тех авторов, которые находят — или, по крайней мере, пытаются отыскать великий путь спасения души и человечества, как Достоевский или уважаемый им Толстой. Но — быть может, в этом и таится простота этого пути?! — он помог своим несовершенным, обременённым не то чтобы великими душевными терзаниями, но самыми обычными человеческими пороками героям сделать маленький шажок на пути любви. Принятия друг друга. Преодоления пустоты в нашей душе, которую мы пытаемся заполнить отрицанием и отверганием внешнего мира, но которая в действительности может быть заполнена лишь любовью и дружелюбием. И я была рада пройти вместе с этими героями по их пути, пусть по дороге частенько возмущалась ими, осуждала их, хотела хлопнуть дверью и уйти навсегда, то бишь, не открывать больше книгу — в общем, делала всё то же самое, что и они тоже делали; что делаем, время от времени, все мы. Но раз уж мы обладаем столь сходными недостатками, то как нам не понять друг друга и не порадоваться достоинствам, которые, в отличие от них, столь различны — и этим и хороши, этим и делают нас примером друг для друга? Вот на этой оптимистической ноте для меня и завершилась эта книга — а она действительно хороша и точна в описании всех тех проблем, которыми болеет современное общество и его строитель, человек, познавший свободу. Но вовсе не только плохое в этой свободе есть: обретшие её и наделавшие ошибок, за которые никого не можем винить, кроме себя, мы, быть может, подходим к той великой черте, за которой следуют прощение и воссоединение — с самими собой и с другими людьми. Потому что это ведь действительно лишь две грани — «Я» и «Они» — одного и того же.

@темы: книги

09:44 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
"Однажды, ты побываешь где-то там, на краю земли и неба, где тебя окружат простор и одиночество... Но это не то одиночество, от которого плохо - нет, это всего лишь время побыть с собой наедине, думать обо всём, видеть всё. И тогда потом, когда ты поймёшь всё то, что наполнит тебя спокойствием и уверенностью, ты с радостью вернёшься к тем, кто ждёт тебя".


@темы: картинки с подписями, арт, Восемь цветов радуги

20:42 

Хроники борьбы с собой

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
За сегодняшний день:

Обиделся – 1 раз
Посчитал себя несчастливым и предался саможалению – 1 раз
Не сделал хорошее дело, хотя это не стоило труда – 1 раз
Осудил другого человека за его недостатки – аж 3 раза
Порадовался, когда другой человек получил критику за то, что, в моём понимании, было некрасивым высказыванием. И ладно бы ещё эта критика была от меня, что было бы хотя бы честно! Но в целом, это всё к тому же предыдущему пункту: «осудил другого» – 1 раз
Разочаровался в этом самом человеке, который прежде вызывал уважение и симпатию. Ну, тут и говорить нечего: человек должен быть абсолютно идеален во всех своих проявлениях, включая мало-малейшие, а иначе же ж как его можно любить и уважать? Правильно? Конечно, неправильно! – 1 раз

Вот такие вот хроники не очень удачного в плане самосовершенствования дня :) Ах, да, Хаторик ещё пошутил, что у меня мания величия, и я, мрачно насупившись, пошёл выращивать грибы (сознавая, что это правда :))) Но так как ошибок и спотыканий всё равно не избежать, считаю более правильным не зацикливаться на них, а немедленно создать противовес в виде положительной эмоции, доброй мысли или какого-то поступка, на который обычно не решаешься. Таким вот образом, ухватившись за этот противовес, и выбираешься обратно из болота дурных эмоций, в которое по неосторожности или по слабости снова наступил.

***

На лайвлибе – переводная заметка от писателя, отца троих детей, который с бесконечной любовью и радостью пишет о том, как дети стали его смыслом. Нет, не смыслом, потому что это не самое правильное слово — силой. Любовью. "Я стараюсь отдать им всю свою доброту" - эти слова наполняют меня вдохновением в часы трудной борьбы со своим "низшим Я".

"Случается, что я сворачиваю за угол и вижу их, тихо играющих в лучах заходящего солнца, и я застываю на месте. Я смотрю на них и прощаю своим родителям все их поступки, ранившие меня. Ведь не могли мои родители чувствовать что-то кроме совершенной любви ко мне в их несовершенной жизни. Именно это я чувствую, когда смотрю на свет. На ребенка. Я бы хотел найти слова, чтобы описать это чувство".

"Мне очень сложно принять того молодого человека, у которого были большие сомнения по поводу создания семьи. Мои дети, даже малыш, чувствуют, что всегда были частью моей жизни. Меня печалят эти мои сомнения в прошлом, но я храню память о них, на случай, если мои дети тоже однажды почувствуют их. Я хочу, чтобы они приняли их как естественные и присущие человеку. Решения, являющиеся частью того пути, который им придется пройти".

@темы: жизнь, личное, цитаты

08:57 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
11 лет!
За это время Хаторик научил меня тому, что добро и зло - суть очень относительные понятия, и что верность и преданность тому, кого ты любишь, могут стоить тысячи просветлений; тому, что отчаяние - худший грех; тому, что научиться жить в реальном мире, вдалеке от прекрасных воображаемых образов - есть путь к тому, чтобы эти образы обрели силу и устойчивость против многочисленных враждебных вихрей, которые будут поджидать нас в любом из миров.
И хотя я порой кляну свои испытания и обижаюсь на Хаторика за то, что он не желает сочувствовать моим воображаемым великим страданиям, но сквозь эту завесу иллюзий, плотно опускающуюся на глаза воплощённого, я продираюсь, видя его свет. Даже если он сам его в себе не видит :)


@темы: любовь, Хаторик

URL
22:07 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Хаторик глубоко расстроился сегодня из-за трагедии в Кемерово, и вот я, думая обо всём этом, вновь прикоснулся к чувству, дающему свободу от личных переживаний: все эти переживания не так важны. Боль не важна: тебе вполне по силам её стерпеть.
Ты просто можешь. Можешь преодолеть всё это внутри себя, чтобы всегда хранить радость и уверенность - для себя и для других.


@темы: личное

13:12 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
В китайской ленте - очень красивая история про автора и героя (как мне кажется).
Но, может быть, и не только про них :) Может быть - про два мира, что едины в своей сути...



Два героя

Раскрывается свиток, пора спешить —
и встают на листе, голубеют вершины гор...
Все дороги открыты, и сам реши:
быть царём, или быть слугой?

Но идя по дороге, где блеск и смех,
или в хижине бедной устало склонив чело,
засыпая, поймёшь – путь един для всех,
хоть огромно путей число.

Так, вершить ли судьбу, или жизнь — хранить
в этой жизни, что, может, была лишь сном…
Вам идти, не встречаясь, но та же нить
вас ведёт в край, где вы – одно.



+ещё много больших фотографий

@темы: рифмы, красивое

16:20 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
24 марта, годовой праздник :)
Но, можно сказать, и просто солнечный день, весеннее начало года, когда хочется думать обо всём хорошем...
И я шёл, и думал - о нём, кого считаю единым во всех именах, которые когда-либо кто-либо произносил с любовью - даже если это не имя божества, а всего лишь имя человека, которого ты любишь... И он был для меня в церквях и в высоких арках, стремящихся к небу, в солнечном свете, заливающем улицы, в радости от того, сколько много трудов ещё предстоит, в усталости этого непростого года, в любви Хаторика; даже в той тьме самого себя, с которой я ежедневно борюсь...
Тот, кого вы любите, всегда рядом с вами, какое бы имя он, или она, не носил в вашей жизни, так я думаю :)


@темы: любовь

URL
07:07 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
На своей странице художница написала, что эта картина - как будто фанарт на "Сотворение Адама". И вот мне кажется, что Микеланджело бы порадовался такому фанарту :) Потому что это как связь поколений - действительно, две руки, протянутые друг к другу через эпохи.


@темы: философское, арт

13:27 

Дмитрий Мережковский, "Смерть Богов. Юлиан Отступник".

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
«Юлиан Отступник» — первая книга большой трилогии Дмитрия Мережковского «Христос и Антихрист», в которой он делает попытку заглянуть в душу человека — и всего человечества в целом — разрывающегося между двумя половинами. И первая из них — это дух, считающий себя равным Богу и возлюбивший земной мир, земную красоту, за то, верно, и прозванный отступником, отверженным; в длинной череде образов, воплощающих этот символ, у Мережковского и падший ангел, и Митра-Гелиос-Дионис, и все олимпийские боги в целом. Вторая же половина — Иисус Галилеянин, его мистические откровения, его смирение и милосердие, которые на земном плане, в глазах Мережковского, превратились в такое зло, что «Антихрист» — это вовсе не предыдущий образ, как можно было бы подумать; Антихрист — это Христос, каким он предстал в глазах людей…

Всё это идеи, очень близкие мне, и замечательна попытка Дмитрия Мережковского сделать труднейший шаг по столь важному объединению этих двух половин, но было в ней слишком много горечи и ненависти — героя, а вместе с ним, смею думать, и автора тоже, жестоко сражающегося с самим собой и презирающего мерзость в душах людей, которую ему приходится повсеместно видеть. Бывает чересчур натуралистичное описание плотской грязи; а в этой книге таким натуралистичным было погружение в грязь душевную, в которой автор, увы, не видит проблеска, и тяжело, трудно, горько это читать. Приходилось напоминать себе, что нет — это не так; что подо всеми слоями ужаснейшей грубости, грязи, пошлости, всё-таки есть другое… Оно там есть, оно там есть всегда, и ты должен видеть это, даже если ты этого не видишь. Иначе — не найти разрешения этого глубочайшего противоречия, не найти прощения, не найти любви.

Главный герой, Юлиан, прозванный Отступником — римский император, правивший во времена повсеместного торжества христианства и задумавший повернуть время вспять, к почитанию богов-олимпийцев, но не сумевший победить в этой схватке с судьбой и эпохой. Вызвал он грустные чувства, потому что, несмотря на свой протест, он — вовсе не тот мятежный и гордый образ, которого Мережковский противопоставляет Христу. Он — несчастный человек, упрямо сражающийся с образом Галилеянина в собственной душе, приписывая ему всё то зло, в которое погрузилось христианство, достигнув внешнего процветания, и, вроде бы, понимая это… Но всё-таки не найдя сил примирить внутри себя части своей души, и, отвергнув, в конце концов, вслед за Христом, и олимпийских богов — обе свои половины, между которыми он разрывался. Что приводит, как и можно было ожидать, к тяжелейшему внутреннему кризису, единственным выходом из которого становится физическая смерть.

Юлиан — неплохой человек и, уж конечно, стоящий намного выше, чем та толпа черни, которую с таким отвращением описывает Мережковский — но его поражение в борьбе с нею, с людскими тупоумием, лицемерием и ханжеством, увы, закономерно и объяснимо. Его ошибка — в неумении почувствовать ход истории, тот следующий шаг на пути развития человечества, который оно неминуемо должно сделать, и который несёт в себе, несмотря на все недостатки, обновление и благо; свежее дыхание и обогащение для мысли. Таким шагом для поздней Римской Империи, без сомнения, было христианство. И таким же шагом для поздней Российской Империи был социализм — который Дмитрий Мережковский, как и его герой Юлиан, не захотел понять, принять и простить за все те внешне уродливые формы, которыми он был полон. Так что, зная историю писателя, читаешь роман сразу на нескольких планах; видишь и борьбу героя, и борьбу автора. Но превыше всего… борьбу духа.

И вот именно эта, важнейшая борьба, и завершилась победой на последних страницах книги. Страдал Юлиан, не разрешивший свои противоречия и потерпевший крах в земных планах. Страдал Мережковский, допустивший те же самые ошибки, и в своей слепой ненависти к социализму дошедший даже до того, чтобы назвать героем и освободителем Гитлера… Но надо всем этим — дух писателя, знающий истину и нашедший в себе силу провозгласить её, несмотря на свою личную боль и вызванные ею заблуждения. Истина же в том, что в глубине каждого явления, каждой религии, каждой души, скрыта божественная любовь, песня Творца, которого можно называть разными именами, но который — один и тот же Творец — глядит и глазами Христа, и глазами прекрасного олимпийского Бога; глазами Мирры, живущей любовью ко всему существующему, и глазами Арсинои, идущей путём борьбы — над собой, над плотью, над материалом, который должен покориться художнику; глазами христианских старцев, и глазами лучших мыслителей эпохи. Эта прекрасная песня объединения звучит в конце, знаменуя собой победу, и утешение, и надежду. Предвосхищая Возрождение — не только эпоху в искусстве, но и возрождение всего человечества, когда, должно быть, не останется ни одного уголка на Земле и в наших душах, где эта музыка не была бы слышна.

Напоследок приведу, как цитату, одну из последних страниц книги почти целиком:

читать дальше

@темы: книги

14:01 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Сложная внутренняя дилемма возникла в связи с происходящим на работе. Дело в том, что душа резко и болезненно отвергает попытки объединения коллектива в виде совместных праздников, большего общения и т.п., приходящие откуда-то извне — от руководства, инициативных сотрудников и так далее. И всё бы ладно, но ведь я же и есть тот, кто в первых рядах продвигает идеи объединения, сплочения, единства между людьми — и тогда что? Как? То ли я на личном опыте постигаю те свойства материи, из которой созданы наши души, и которая, по-видимому, больше склонна к отталкиванию, чем к объединению, то ли это единство никогда не должно быть навязываемым — но ведь если кто-то не проявит инициативу, то, действительно, ничто никуда никогда не сдвинется? Или же дело в том лицемерии, которое по умолчанию прописано в привычных нам актах социального взаимодействия, и которое я не могу принять душой, как ни стараюсь?

И в то же время я понимаю, что если с нас со всех резко сорвать маски, обнажить все глубины души и говорить лишь то, что мы думаем и чувствуем на самом деле, отбросив все социальные улыбки и безобидные темы о погоде, то получится катастрофа. Ведь вовсе не только свет внутри наших душ, и прежде, чем этот свет победит, наружу выберется всё другое… И хотя, быть может, я лично и предпочту такую катастрофу фальши современной жизни, в своей вере, что лишь узнав самих себя полностью, со всеми чудовищами подсознания, мы можем преодолеть зло — внутри себя и вовне — но даже для меня этот опыт, уже в некоторой степени пройденный, был чудовищно тяжек и к желаемым последствиям (пока! Я всё ещё надеюсь, что пока) не привёл…

Ведь, помимо ужасов подсознания, всякая откровенность — это дверь, открытая навстречу миру, в которую тут же залетает всё плохое, что в этом мире есть. Хорошее, впрочем, тоже – и оттого-то я до сих пор считаю этот путь более правильным, или, во всяком случае, более близким мне лично. Но чем дальше по нему проходишь, тем большие горы трудностей воздвигаются по обе стороны, и ныне лишь тяжкие переживания из-за внутренней дилеммы, указанной выше, создали для меня возможность сказать хоть что-то — этакий пролом в нарастающей, против воли, броне. Которая, к сожалению, в текущих условиях выглядит неизбежной и необходимой — и как же совместить доспехи и искренность? Наверное, так же сложно, как мир и меч…

Но верю, что всё-таки возможно.

@темы: личное

19:49 

Не уходи смиренно в сумрак вечной тьмы

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
На выходных посмотрели с сыном «Интерстеллар». Очень хороший в итоге оказался фильм, хороший по-американски, по-европейски – а европейский путь развития цивилизации, это, в моём понимании, попытка постичь суть мироздания разумом; далёкий и трудный для меня путь, потому что ко мне познание приходит лишь через вдохновенно-интуитивное озарение, через любовь к высшему облику, образу Бога. Но тем радостнее, что во Вселенной существует столько самых разных, непохожих дорог — и когда мы идём по ним, проходя через трудные испытания, совершая непростые выборы, пытаясь уравновесить внутри себя высокие мечты и простые человеческие чувства, сохраняя в душе понятие о человечности, даже когда, отрываясь от Земли, понимаем относительность всех понятий, то в итоге неизбежно встречаемся в одном и том же месте. Там, где понимаем друг друга, вопреки различиям, и прежние барьеры перестают существовать.

И любовь, любовь неизменно ведёт нас по каждому из этих путей, любовь – пятое измерение, любовь – гравитация, любовь — тот мост, который соединяет между собой миры. Это и безусловная любовь отца к дочери — похожему на тебя человека, в котором ты видишь продолжение себя, и любовь Купера к Амелии – человеку, напротив, совершенно от тебя отличному, с которым ты споришь и не соглашаешься, но, в итоге, пройдя через свою боль, не можешь не откликнуться на чужое одиночество и устремляешься на помощь через всю тьму Вселенной…

Доктор Бреннт — герой или подлец? «Для того, чтобы сохранить будущее человеческой расы, мы должны перестать мыслить как индивидуумы». То есть, забыть о своих личных интересах — эта истина для меня очевидна, как и для него, но всё это в теории, а на практике твои личные интересы — это люди, которых ты любишь. И, в действительности, любовь к одному человеку ничем не ниже и не меньше, чем любовь ко всему человечеству — они равноценны. Это то, чему научил меня Хаторик, и этот фильм так же доказывает это: ведь спасение всей человеческой расы пришло лишь через любовь двоих обычных людей, отца и дочери, друг к другу — пространственно-временной тоннель и мост между измерениями, который эта любовь в итоге создала. Впрочем, есть в фильме и другой вопрос — тот, которым мы все нет-нет да и задаёмся, глядя на мир вокруг. А заслуживает ли человеческая раса спасения? Все эти люди, которые с гораздо большей охотой смотрят себе под ноги, нежели в небо, которые боятся покинуть своё прошлое, даже если это означает гибель, которые с лёгкостью забывают и искажают правду? Но таинственные «они» протягивают им руку помощи, ведут и направляют, вопреки сомнениям и недоверию, которыми мы их встречаем, великие «они», познавшие тайну других измерений, но отчего-то устремившие внимание на маленькую и задыхающуюся от своей пыли Землю… Кто же — эти божественные «они»?

И это для меня — вечный момент, искупающий все мучительные несовершенства, которыми полны и окружающая действительность, и свои собственные оболочки — разум и чувства, не говоря уж про тело. Потому что «они» — это мы сами в будущем. И, казалось бы, зачем делать этот временной виток, совершать то, что и так уже было совершено, ведь это уже было в твоём прошлом, оно уже случилось? Зачем опять делать это? А где же развитие, всё, получается, предопределено с самого начала? Но так спрашивает разум. Нечто же в глубине души, более мудрое, молчит и радуется истине происходящего — потому что это, должно быть, и есть одна из великих тайн вселенной. Тайна времени. Тайна любви.

…Любовь человека — крохотной песчинки — к великому непознаваемому космосу, рука Амелии, протянутая, вопреки страху, навстречу неизвестности и ощутившая ответное прикосновение. И любовь космоса к крохотной песчинке, из которой он когда-то вырос, и к которой вернулся, постигнув все тайны и обретя могущество, чтобы провести её, слабую, ошибающуюся, ограниченную тремя измерениями, по тому великому пути, по которому ей суждено пройти. Потому что она и дарованная ей, как любому существу, способность любить точно так же нужна ему, как он — ей; потому что они двое — космос и песчинка, Бог и человек — не могут друг без друга.

***
Вольный (очень вольный) перевод стихотворения Дилана Томаса, звучавшего в фильме:

Иных пусть манят сумрак и покой, иные скажут: день – лишь путь к закату,
Но, ставший зрелым, да восстанет против смерти той,
И я прошу: не уходи, смирением объятый.

И ты, о мудрый, зная, что правдива речь, где гибель царств земных нам обещали,
Когда слова твои бессильны свет разжечь,
Не уходи, смирённый разумом, поддавшийся печали.

И ты, о праведный, скорбя о тщете дел, что вдруг предстанут плодом, горьким и неспелым,
Когда волна смывает слишком ранний твой посев,
Не отдавай так просто праху своё тело!

И ты, о гордый, что сверкал и пел, летя в сиянье солнца, ярком и безбрежном,
Лишь под конец оплакав смертный свой удел,
Не уходи. Восстань всем обликом мятежным!

И ты, о видящий, узнав: порою взор слепой сияет ярче пламени кометы,
Не отдавайся вновь в объятья сна,
Не позволяй, не позволяй угаснуть свету!

…и ты, отец мой, стоя на вершине скорбной и немой,
Благослови меня слезой, что ярче всех лучей заката;
Достань свой меч, сразись со всей земною тьмой –
Сияй, как светоч, ею не объятый!

@темы: фильмы, аниме, сериалы, рифмы, перевод

07:59 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Пару дней назад встретилась на девиантарте страница художницы, которая не только рисует потрясающие арты, но и занимается добрыми делами - вместе с группой друзей, целенаправленно поддерживает и воодушевляет других художников. И вот всегда так радостно, когда видишь эти инициативы, объединения, основанные на самых лучших желаниях, взаимопомощь, взаимовдохновление. И пусть я прекрасно знаю, с какими трудностями приходится сталкиваться, и вовне, и внутри, как непросто поддерживать в себе подобные стремления в нашем мире, который всё ещё живёт прежними ценностями - а мы всё ещё живём в нём, и не можем оставаться свободными от диктуемых им условий - но, мало-помалу, нас становится всё больше. Однажды мы непременно сможем изменить этот мир к лучшему :)





читать дальше

@темы: арт, Восемь цветов радуги

22:56 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Так, успеваю ещё :)
С праздником, все девочки, мальчики или кто угодно, кем вы хотите быть :)


@темы: кисти и краски

главная