Восемь цветов радуги

12:21 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Как же трудно брести в темноте, вслепую, то и дело натыкаясь на какие-то непонятные препятствия, получая с неизвестных сторон удары... Пытаться понять, что происходит: это всё - мои собственные внутренние враги? Какие-то стихийные неизбежные причины, как, например, вчерашнее солнечное затмение? Или всё-таки, чьё-то чужое недовольство?.. А если так - то чьё? В чём была моя ошибка, и что мне сделать, чтобы как-то её исправить?

На всякий случай, скажу - вчерашний пост не имел никакого отношения ни к кому из моей френдленты. Его причиной послужило принесшее мне огорчение высказывание, но в целом он был сделан лишь с целью извлечь из своего опыта какое-то полезное наблюдение, которое пригодилось бы и другим. Я ощущаю за него вину, потому что, должно быть, при всём моём старании избежать подобного эффекта, он выглядел "проповедническим" и "наставническим", чего я действительно не хочу и стараюсь изгнать из своего характера любые попытки мысленно поставить себя выше других, которые, естественно, ни у кого расположения не вызовут. Но - делиться-то своими размышлениями я хочу!.. Это и необходимо мне, как средство восстановить своё внутреннее равновесие, которое то и дело нарушается из-за множества причин, и тогда я не могу работать (а иногда и дышать).

Может быть, кто-то в этом описании узнает и собственные проблемы - я пишу всё это также и с такой целью, потому что пока что нам известен лишь один способ их решения: уйти и ото всех скрыться. Я и сам его неоднократно практиковал, и, должно быть, как временная мера, это порой бывает необходимо, но, всё-таки, это совсем не то, чего я хочу в глубине души. Поэтому я стараюсь хотя бы, по мере возможности, озвучивать свои трудности и описывать свои ощущения, которые, как мне кажется, у многих из нас сходные. Даже если пока что и непонятно, что со всем этим делать, но, во всяком случае, мы можем размышлять, наблюдать за собой, пытаться выделить закономерности. Как и в любом научном опыте, ошибок, должно быть, не избежать - а я сам первый, при своём перфекционизме, ужасно переживаю о любых своих допущенных ошибках и стыжусь их - но как же иначе овладеть какой-то новой областью знания? И мечта, что мы будем основателями новых научных отраслей, постоянно греет меня, какой бы смешной и недостижимой она ни казалась в текущих общественных условиях :)

@темы: размышления, личное

09:59 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Каждый раз, когда мы поддаёмся злым мыслям, мы причиняем боль кому-то, желающему нам добра. Не то чтобы я сам в полной мере осознавал эту истину, но, как и всегда, лишь испытав личную боль, причинённую нам кем-то или чем-то, мы можем постичь, что и сами причиняем, или причиняли кому-то точно такую же боль. В этом и есть смысл кармы, которая не истязатель и не палач, а – мудрый учитель. И её уроки, в действительности, очень милосердны, потому что если бы мы вдруг просто так осознали, что столько раз заставляли испытывать боль того, кого любим больше всех (а мы всегда кого-то любим в своём сердце, неважно, человека, образ, идеал или Бога) – даже если пребывали относительно этого в полном неведении и вовсе не имели этого в виду – не искупив перед этим совершённое своим собственным страданием (вернее, пониманием правды), то это осознание причинило бы нам неописуемые муки.

Хуа Чэн, мой любимый герой китайского романа, который я сейчас читаю, ответил на заданный ему вопрос о том, что является самым невыносимым страданием в мире. Он сказал: «Видеть, как человека, которого ты больше всех любишь, на твоих глазах подвергают мукам и унижению, и не иметь в себе сил, чтобы хоть что-то сделать. Понимать, что ты – ничто, и все твои действия бесполезны, вот это и есть самая страшная боль, которая возможна в нашем мире».

И это так. Но добавлю: а если, любя вот так, мы вдруг поймём, что когда-то и сами причиняли боль тому, ради защиты которого готовы отдать любые в мире сокровища, включая собственную жизнь?.. Меж тем как мы все это делали – тогда, когда ещё были слепы и неразумны и могли лишь в отчаянии протягивать руку, мечтая, чтобы кто-то, любимый и долгожданный, вывел нас из этого царства мрака. Я, будучи Хайнэ, вот так скитающимся, неоднократно причинял боль Хаторику, протянувшему руку мне, хотя тогда мне не казалось, что это так, и свои прегрешения я связывал, по большей части, с другими вещами.

Каждый наш нехороший поступок, каждая злая мысль – в действительности удар, который мы наносим по Богу, который находится внутри нас — и который одновременно приходит к нам в лице наших близких. Но, лишь сами получая такие удары, мы можем приблизиться к пониманию этой истины, с которой пока если и соглашаемся, то лишь теоретически. Это, мне кажется, и есть одна из причин того, что земная жизнь так трудна, и людям приходится претерпевать так много печалей.

Но, в то же время, каждое такое осознание, которое, с одной стороны, сопряжено с болью, а с другой – с радостью очередного прозрения, приближает и к действительному милосердию – ведь ты понимаешь, что все идут точно таким же путём. Нехорошие поступки, конечно, нехороши – но когда-то для каждого они становятся лишь ступенью, на которую душа поднимается, чтобы взглянуть на мир с новой высоты — и постараться помочь другим, пока ещё этого величественного пейзажа не увидевшим.

@темы: цитаты, размышления, Хаторик, любовь, 天官赐福

23:15 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
21:14 

Очаровательная женщина и красивая пара...

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Про современную музыку и звёзд шоу-бизнеса я совершенно ничего не знаю, так как телевизор не смотрю, радио не слушаю. Но иногда проглядываю на Яндекс.Музыке новые альбомы тех музыкантов, которые нравились мне в юности, и вот таким-то образом мне попалась на глаза новая песня Милен Фармер, которую она спела в дуэте с LP. И, собственно, я впервые узнала что-то об этой певице.

И хотя это не то чтобы самый любимый мой женский типаж (хотя, быть может, один из), но что-то в её образе трогает и сразу же вызывает симпатию - может, искренность? Во всяком случае, настолько, насколько это возможно для рок/поп-звезды. Она открыто говорит о своей нетрадиционной ориентации и почти на каждой фотографии широко, счастливо улыбается; фанаты восторгаются той мощной посылкой чувств и энергии, которые она отдаёт им на концертах. И что самое поразительное - почитав статьи о певице в рунете, я не увидела в комментариях (во всяком случае, в числе первых из них) ругани и человеконенавистнических высказываний, которые не то что в ЛГБТ-теме - в абсолютно любой - лидируют с поразительным отрывом. Может... и правда мы можем измениться к лучшему?

Лаура со своей девушкой - точнее, как я понимаю, теперь уже женой:





читать дальше


@темы: ИньЯн, музыка, феминизм

19:30 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Случилось мне тут побывать в интернет-сообществах, в которых общаются совсем молодые люди (до 20 и около), взглянуть одним глазом на те образы, которые их привлекают, послушать те "песни", которые они предпочитают (песни в литературном плане; для меня каждое хорошее произведение - определённого рода музыка).
И вот что интересно: я действительно ощущаю разницу между нами. Понимаю их язык, вижу их мечты, но есть какое-то трудноуловимое отличие, которого я не чувствую с людьми примерно своего возраста и старше. Вижу картины, но душой - не могу с ними соприкоснуться. Может быть, это, конечно, лишь первоначальное обманчивое впечатление, от которого мне грустно... а, может быть, одно из необходимых препятствий - потому что мне именно хотелось бы уметь соприкоснуться душой, найти общие ценности и общие идеалы с самыми разными гранями мира и самыми непохожими людьми.
У них красивые, яркие песни. Но смог ли бы я спеть что-то, что затронуло бы их, хотя бы некоторых? Дело ли в особенностях нового поколения? Или, может быть, в том, что юность вряд ли прельстится, даже издалека, на тернии духовного пути, и какой-то интерес к нему возможен лишь с возрастом и опытом?
В любом случае, интересно обо всём этом размышлять, и, конечно, хотелось бы однажды с ними поговорить (я имею в виду - поговорить по-настоящему, обоюдно искренне). Ловлю Хайнэ на том, что он пытается ворчать: "Молодёж-ж-ж-жь пошла...", но дело-то на самом деле не в этом, а в том, что тоже хочется участвовать в их жизнях, конечно, ведь мои мечты - с будущим, именно с новыми поколениями, и как же я могу не отыскать слов для них? Надо найти.
Но я рад, что встала эта непростая задача, спасибо за эту ненароком показанную тропу.

@темы: личное, размышления

23:15 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Ужасно ревновал (и злился), что полуторагодовалый малыш не хочет идти ко мне на ручки... :)
Хайнэ, Хайнэ!
Как ни стараюсь быть Онхонто, периодически из-под богатых одеяний всё равно выглядывают его узловатые руки. Но в чём-то я даже и рад, ведь над многим из этого можно улыбнуться и, смеясь над своими неудачами, скоротать ещё один вечер долгого пути...

@темы: жизнь, личное

22:45 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Для тех, кто любит Зиму :) А я прочитал и понял, наконец, в каком чертоге живут радость и непоколебимая уверенность, который мне, казалось, никогда не удастся найти - но он, конечно, расположен там, где смотрят за каждой взлетающей птицей и ждут её, чтобы встретить после долгого пути...

05.08.2018 в 21:37
Пишет yyuta:

Миллиард лет тут стихосказок не было. Ну, вот :)

**

Правда было, или не было, не солгу, из каких краев рассказ, из каких годов:
говорят, не выжить лебедю на снегу, ведь зимуют птицы к югу от холодов.
По небесным тропам движется испокон лебединых стай крылатое естество.
Но один решил, что не для него закон. Коли так, наверно, правда - не для него.
Собирали силы новые холода, отражали небо лужицами в стекле.
...Говорят, была прекрасна и молода та зима - и самой солнечной на земле.
Воздух делала звонче, а небеса - синей, серебром траву подсвечивая с утра,
а как только выпал осенью первый снег, лебедь понял: тот же цвет у его пера.
И сказал, что остается, не улетит, чтоб узнать, какого цвета зимы глаза.
...Третьи сутки птичья стая была в пути, но порою все оглядывалась назад.
И зима пришла, окутала те края, и зима пришла к тому, кто был ей влеком.
Все никак не замерзавшая полынья в центре озера поблескивала зрачком.
А когда вернулись лебеди по весне, ни товарища, ни перышка не нашли.
...Говорят - он летел на север, летел за ней - до заснеженной, родной для зимы земли.
Может, в тех рассказах правды - дырявый грош, кто-то сам придумал - и покатился слух.
Только снег повалит - сразу не разберешь, где снежинки вьются, где лебединый пух.
...Может, он на сильных крыльях несет пургу, там, где вьюги гнезда вьют, у него ночлег...
Говорят, не выжить лебедю на снегу, но не зря он белый, точно такой, как снег.

URL записи

@темы: друзья

10:09 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Смешанные чувства охватили меня при взгляде на этих детей.
Для их родителей все фэнтези-миры, как бы ни были они важны и увлекательны, всё равно остаются игрой и выдумкой - они одевают одежду любимых героев, но в глубине души вряд ли по-настоящему считают себя ими. Когда время фестиваля закончится, яркие наряды отправятся в дальний шкаф, а взрослые, пусть и без большой радости, но вернутся к тому, что считают настоящим - работе, серым будням, обычным развлечениям.
Ребёнок... всё воспринимает всерьёз. Я, конечно, не специалист по детской психологии, но отчего-то мне кажется, что это именно так - или должно быть так.
Нет, это я не к тому, что осуждаю родителей, которые одевают своих детей в непривычные наряды (кто угодно, только не я!) или к тому, что нужно полностью оставить ту жизнь, которую приходится вести в текущем столетии в этом мире, и погрузиться лишь в фэнтези-миры.
Но... мне и радостно, и грустно видеть веру в этих глазах - непременное условие для того, чтобы осуществились какие-то изменения в материальных формах жизни, в нынешнем общественном устройстве... И знать, что этой вере придётся столкнуться с множеством препятствий и боли, да ещё и таких, которые предыдущими поколениями точно не переживались и ни в каких книжках не описаны. Те, кто не сдастся под давлением прежних форм жизни, заранее осудившим всё новое и непривычное - куда поведёт их путь? И как сделать так, чтобы бесконечная битва за своё существование была свободна от ненависти, а однажды достигнутая победа - от почивания на лаврах, быстрого привыкания к улучшившимся условиям?
Никто не идеален, и мы, дети, верящие в сказки, тоже... В новом мире, которого я так мечтаю достигнуть, тоже есть своя тёмная сторона. Но... я не хочу, чтобы хоть кто-нибудь из них сдался и повернул вспять. Когда я вижу это - а я, увы, периодически вижу это - это причиняет мне сильнейшую боль.




@темы: размышления, личное

18:12 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Из Поднебесья :)





Также, под конец этого дня я понял нечто очень важное, почувствовал всей душой, в чём именно Хаторик так прекрасен, и каким должен быть я, чтобы стать достойным его/её мужества и красоты...


@темы: Моя Москва, Хаторик

17:55 

Маленький кусочек нового путешествия :)

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Парк Победы производит неизгладимое впечатление.
После нескольких километров по пыльной и шумной автостраде внезапно - тишина и солнце, покой и радость. Немного печальная радость, конечно.





Но ни с чем не сравнимо было вдруг выйти на площадь - и увидеть всю Москву. И огромный, возносящийся к небу обелиск. Одинокая фигура, парящая в небе над городом - на недосягаемой вышине. Символ великого подвига - физически отображённого в нашей победе, но духовно... несомненно, охватывающего все планы бытия. И мой человеческий разум не был в силах постичь всю глубину и духовный смысл этого события, но сердце чувствовало их. Тысячи журчащих фонтанов, огромная, залитая солнцем площадь, голоса взрослых и детей. Я мог только плакать, не вполне понимая свои чувства, и думать, что буду и впредь продолжать изо всех сил бороться со своими недостатками. Потому что что ещё ты можешь сделать - в сравнении с тем, что было?



Приносить свои маленькие победы над собой к подножию этого обелиска, не потому, что ты мечтаешь приблизиться или хотя бы поклониться, чем-то воздать за совершённое - все обычные желания вдруг перестают существовать - но потому, что иначе невозможно.




@темы: Моя Москва

21:58 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
09:59 

По мотивам моих переживаний из-за 天官赐福 и Се Ляня

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Отношения со своими идеалами в чём-то похожи на отношения в браке… Все те же законы нужно учитывать, всё те же препятствия преодолеть, чтобы сохранить их и укрепить, невзирая на все удары внешнего и внутреннего мира. Очень часто из-за своих идеалов приходится претерпеть сильную боль, а иногда и большое разочарование… которое искушает их отвергнуть, посмотреть с горечью и отвращением на то, что ты ещё вчера любил так сильно. Но чем дольше живу, тем больше мне кажется, что это неправильно. Конечно, казалось бы, помимо высшего идеала Бога, всё остальное – действительно иллюзия и рано или поздно будет разрушено. Но именно этот акт разрушения оставляет в душе ни с чем не сравнимую пустоту и шрамы, даже если Бог остаётся на месте (на самом деле, он всегда остаётся на месте…), и дело касается лишь какого-то мирского, временного образа. Человека, или истории, или ситуации, которые мы в своём воображении наделили идеальными качествам, а после испытали глубокое разочарование, убедившись, что действительность не соответствует ожидаемому. На самом деле, это происходит всегда – наверное, таково уж свойство земной материи, что воплотить идеал в абсолютной степени для неё физически невозможно.

Так вот, ощущаемое разочарование побуждает навсегда оставить то, в чём ты разочаровался. Но в последнее время, даже в момент острой боли, вызванной этой ситуацией, меня не оставляет мысль: а что, если поступить наоборот? Что, если принести в жертву не свой идеал, попранный действительностью, а самого себя со всеми своими чувствами и пускай даже и справедливым разочарованием? То, что я полюбил, по-прежнему остаётся святым и незапятнанным, даже если вся моя природа, все ощущения вопиют об обратном, и «мне» приходится смириться с величайшей несправедливостью на свете – то, что причинило мне боль и надругалось над моими чувствами (так это ощущается, вне зависимости от того, сколько в этом правды), не теряет в моей душе того высокого места, которое я, собственнолично воздвигший этот пьедестал, казалось бы, имею полное право отобрать… Но мне кажется, это и есть тропа истинной любви – той самой, которая долготерпит и милосердствует, не превозносится и не гордится, и в смирении отречётся от своей боли и желания справедливости (мнимой или нет) – но не от себя самой.

Конечно, я говорю не о той ситуации, когда один из супругов взваливает на себя все тяготы жизни, попустительствуя второму в каких угодно грехах – такое житейски понимаемое «милосердие» для меня им вовсе не является.

Но лишь об отношениях со своей собственной душой, когда ты не позволяешь «действительности» ниспровергнуть её мечты и осушить родник жизни, прервать то божественное чувство, которое пробудилось в ней по отношению к какому-то человеку или идеалу. Пусть даже ради этого придётся пойти наперекор всему остальному, что в тебе есть.


@темы: размышления, Се Лянь, 天官赐福

16:16 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Спасибо, А. Раз мои друзья не сдаются, то я тоже встану и пойду - нет, я, конечно, в любом случае не сдамся, но мне важно идти без промедления, не потеряв ни одного дня. А, может быть, даже и часа - проведённого вот так, не выдержав пусть даже неизбежной, вполне ожидаемой боли и опустив руки. Но, как уже говорил, боль не страшна, страшно одиночество - а надежда на то, что ты можешь быть полезен, и что идёшь не ради одного только себя, сразу же перечёркивает раны и возвращает силы.
Поэтому и я здесь напишу - не сдавайтесь, ваши друзья идут впереди и позади вас, если вы не сдадитесь, то это обязательно поможет кому-то из них. И он - не сдастся тоже.

@темы: друзья, мысли

23:33 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Маленькая забавная сценка :)
И отчего только большинство предпочитает быть "крутыми" героями?.. Я мечтаю об одном - быть подобным неудачником)) И чтобы рядом был крутой Хаторик и крутые друзья, которые только бы надо мной и смеялись :laugh:



читать дальше

@темы: перевод, мимимиметр, арт

09:36 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Изумрудные Горы... :)


@темы: арт, Восемь цветов радуги

18:27 

Красота!

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
23:11 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Вечерний костёр :) У каждого - свои мысли и свои заботы, но радостно греться возле общего огня...


@темы: картинки с подписями, арт

18:36 

Сесилия Холланд, "Иерусалим"

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Роман сначала показался мне более простым, чем предыдущая книга про Иерусалим, которую я читала – «Братья». И… может быть, он и более простой, но как известно, самые великие слова и вещи бывают именно самыми простыми. И в итоге роман понравился мне ещё больше.

Здесь нет такого панорамного описания жизни, нет философских размышлений. А есть – судьбы нескольких людей, которые проходят свой непростой путь, страдают и радуются, любят и ненавидят. И умирают – по вине чужой глупости, или потому что «так захотел Господь», сиречь, судьба. Но этот последний суд предстоит пройти всем из них, за исключением королевы Сибиллы, которая останется в одиночестве молиться за ушедших, и вряд ли можно ей в этом позавидовать. С какими же мыслями каждый из них шагнет на последнюю ступень своей земной лестницы?

Король Бодуэн, который в общепринятой историографии, вообще-то, Балдуин. Вот уж точно «герой моего романа», во всех смыслах! Юноша с изуродованным болезнью лицом и телом, праведник и девственник. Уже умирая, он скажет, что вовсе не был рад этому – тому, что Господь насильно заставил его принять все эти обеты, которые его друзья-тамплиеры принимали добровольно. Лишённому даже малейших радостей жизни, ему оставалось единственное, что он мог сделать – быть великим королём с великим сердцем, который вовсе не хотел воевать, а хотел строить, но делал всё, что должен был, ради своего королевства и даже пожертвовал отношениями со своим единственным близким человеком, сестрой. Всё это до самой последней минуты, когда его земные страдания, наконец, закончились. Мне было очень тяжело читать про его тягостное и долгое умирание – почему же хотя бы небесный свет не пролился на его очи, пока они не закрылись для земного мира? Почему он не ощутил счастья оттого, что самое жизнь не позволила ему окунуться в разврат и тщеславие, в битвы гордыни и своеволия, словом – во всю тщету земных желаний? Увы, он не ощутил. Он умирал, как простой человек, не чувствуя никаких небесных благословлений, а зная только то, что знал – в этой жизни ему ничего не было дано, и он не смог ничего толком сделать: уходя, он оставил своё королевство в ненадёжных руках, перед лицом опасного врага, раздираемое множеством внутренних противоречий и людей, каждый из которых тянул одеяло в свою сторону. Это королевство было обречено, и, лишившись своего последнего короля-защитника, почти сразу же пало.

Стефан д’Эль. А вот тот, кто меня порадовал! За недолгие несколько сотен страниц книги он прошёл большой путь – от высокомерного и неопытного мальчишки, любящего роскошь и с презрением поглядевшего на грязный Иерусалим, пафосно жаждавшего первой битвы и трусливо дрожавшего во время неё, до сильного и сурового мужчины, который не побоится ни полюбить, ни умереть, исполняя свой долг. А любовь, которую он встретит, будет, между прочим, мужского пола :) Эта маленькая деталь, тем не менее, ничуть не помешает его друзьям любить его, и мне было как-то даже удивительно, что они приняли его таким, какой он есть, без лишних слов и нареканий, как будто это в порядке вещей, и ничего необычного тут нет вообще. То есть, так оно и должно быть, конечно… но вот, когда видишь такой пример хотя бы на страницах книги, отчего-то поражаешься и смотришь, как на великое чудо. Однако, отвлекаясь от половой принадлежности героев, история их любви, вообще-то, самая романтичная, в духе баллад и сериалов: встретились два врага, два приверженца смертельно ненавидящих друг друга вер, и… Любовь победила всё? Разумеется, нет. И ни один из них не покинул свой собственный стан, чтобы, отринув всё, прийти к возлюбленному и остаться с ним. Даже самую такую возможность они озвучивали лишь в качестве издёвки. Каждый из них остался со своим собственным Богом, и религиозная вражда между двумя народами не стала ни на йоту меньше оттого, что один христианин и один мусульманин вдруг полюбили друг друга. Казалось бы. Но… Слёзы Али. И его чаша с водой, протянутая обречённым тамплиерам – во имя любви. А, значит, во имя Бога — того, который един для всех, приверженцев Магомета или Христа, праведников и грешников, мужчин и женщин, тех, кто любил традиционной и правильной любовью, и тех, кто просто любил.

И, наконец, Раннульф Фицвильям. Награждённый в своём Ордене прозвищем «Святой» — и до самого конца не устаёшь гадать: в насмешку это было или же всерьёз. Потому как прошлые поступки и настоящий характер героя на праведность не очень-то тянут: грубый мужлан, отнюдь не победивший в своей душе ненависти к врагам, убивший, как минимум, одного из мужчин и мечтающий изнасиловать, как минимум, одну из женщин. Вся его история – это история яростной битвы с самим собой и со своими неизжитыми желаниями, и поиски Бога, которого он однажды потеряет, а потом, изведав вкус пустоты и отчаяния, вновь найдёт, вдруг обнаружив, что, в действительности, Господь никогда его не оставлял. Многолетняя вражда с Жераром де Ридфором, которого Раннульф отнюдь не мечтает по-христиански простить, протянется через всю книгу, в течение которой один будут вынужден смиряться с присутствием своего врага, а второй — склонять перед ним голову, в то время как в душе оба не перестанут проклинать друг друга и только и мечтать о возможности избавиться от противника. Чем же всё это закончится? А вот чем – поцелуем в губы. И вовсе не так, как в предыдущем случае. Просто там, где один, повинуясь глупости и самомнению, привёл своё войско к гибели, а второй – пришёл к своей последней битве, намереваясь наконец-то, в чистоте души, шагнуть навстречу Богу, эта вражда вдруг теряет всякий смысл, как и любая ненависть, любая месть. И два врага вместе отстоят свою последнюю мессу, получат свой поцелуй и свой удар, как и любой из других тамплиеров. «Господь дарует тебе это» – дарует любовь, и боль. Дарует жизнь – и дарует смерть. Что из них благословление, а что проклятие – об этом можно спросить Бодуэна, спросить Сибиллу, которая тоже расплатилась за своё легкомыслие и свои грехи.

Но в действительности, благословление – всё. И, верно, нужно много сотен раз родиться, и столько же раз умереть, чтобы однажды понять и принять это, но где-то в глубине души, я верю, мы всегда это знаем.

@темы: книги

21:48 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Встретились чудные арты по "Большой рыбе и бегонии":




@темы: фильмы, аниме, сериалы, арт

21:30 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Вечернее спокойствие :)


@темы: арт

главная