Восемь цветов радуги

23:33 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Маленькая забавная сценка :)
И отчего только большинство предпочитает быть "крутыми" героями?.. Я мечтаю об одном - быть подобным неудачником)) И чтобы рядом был крутой Хаторик и крутые друзья, которые только бы надо мной и смеялись :laugh:



читать дальше

@темы: перевод, мимимиметр, арт

09:36 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Изумрудные Горы... :)


@темы: арт, Восемь цветов радуги

18:27 

Красота!

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
23:11 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Вечерний костёр :) У каждого - свои мысли и свои заботы, но радостно греться возле общего огня...


@темы: картинки с подписями, арт

18:36 

Сесилия Холланд, "Иерусалим"

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Роман сначала показался мне более простым, чем предыдущая книга про Иерусалим, которую я читала – «Братья». И… может быть, он и более простой, но как известно, самые великие слова и вещи бывают именно самыми простыми. И в итоге роман понравился мне ещё больше.

Здесь нет такого панорамного описания жизни, нет философских размышлений. А есть – судьбы нескольких людей, которые проходят свой непростой путь, страдают и радуются, любят и ненавидят. И умирают – по вине чужой глупости, или потому что «так захотел Господь», сиречь, судьба. Но этот последний суд предстоит пройти всем из них, за исключением королевы Сибиллы, которая останется в одиночестве молиться за ушедших, и вряд ли можно ей в этом позавидовать. С какими же мыслями каждый из них шагнет на последнюю ступень своей земной лестницы?

Король Бодуэн, который в общепринятой историографии, вообще-то, Балдуин. Вот уж точно «герой моего романа», во всех смыслах! Юноша с изуродованным болезнью лицом и телом, праведник и девственник. Уже умирая, он скажет, что вовсе не был рад этому – тому, что Господь насильно заставил его принять все эти обеты, которые его друзья-тамплиеры принимали добровольно. Лишённому даже малейших радостей жизни, ему оставалось единственное, что он мог сделать – быть великим королём с великим сердцем, который вовсе не хотел воевать, а хотел строить, но делал всё, что должен был, ради своего королевства и даже пожертвовал отношениями со своим единственным близким человеком, сестрой. Всё это до самой последней минуты, когда его земные страдания, наконец, закончились. Мне было очень тяжело читать про его тягостное и долгое умирание – почему же хотя бы небесный свет не пролился на его очи, пока они не закрылись для земного мира? Почему он не ощутил счастья оттого, что самое жизнь не позволила ему окунуться в разврат и тщеславие, в битвы гордыни и своеволия, словом – во всю тщету земных желаний? Увы, он не ощутил. Он умирал, как простой человек, не чувствуя никаких небесных благословлений, а зная только то, что знал – в этой жизни ему ничего не было дано, и он не смог ничего толком сделать: уходя, он оставил своё королевство в ненадёжных руках, перед лицом опасного врага, раздираемое множеством внутренних противоречий и людей, каждый из которых тянул одеяло в свою сторону. Это королевство было обречено, и, лишившись своего последнего короля-защитника, почти сразу же пало.

Стефан д’Эль. А вот тот, кто меня порадовал! За недолгие несколько сотен страниц книги он прошёл большой путь – от высокомерного и неопытного мальчишки, любящего роскошь и с презрением поглядевшего на грязный Иерусалим, пафосно жаждавшего первой битвы и трусливо дрожавшего во время неё, до сильного и сурового мужчины, который не побоится ни полюбить, ни умереть, исполняя свой долг. А любовь, которую он встретит, будет, между прочим, мужского пола :) Эта маленькая деталь, тем не менее, ничуть не помешает его друзьям любить его, и мне было как-то даже удивительно, что они приняли его таким, какой он есть, без лишних слов и нареканий, как будто это в порядке вещей, и ничего необычного тут нет вообще. То есть, так оно и должно быть, конечно… но вот, когда видишь такой пример хотя бы на страницах книги, отчего-то поражаешься и смотришь, как на великое чудо. Однако, отвлекаясь от половой принадлежности героев, история их любви, вообще-то, самая романтичная, в духе баллад и сериалов: встретились два врага, два приверженца смертельно ненавидящих друг друга вер, и… Любовь победила всё? Разумеется, нет. И ни один из них не покинул свой собственный стан, чтобы, отринув всё, прийти к возлюбленному и остаться с ним. Даже самую такую возможность они озвучивали лишь в качестве издёвки. Каждый из них остался со своим собственным Богом, и религиозная вражда между двумя народами не стала ни на йоту меньше оттого, что один христианин и один мусульманин вдруг полюбили друг друга. Казалось бы. Но… Слёзы Али. И его чаша с водой, протянутая обречённым тамплиерам – во имя любви. А, значит, во имя Бога — того, который един для всех, приверженцев Магомета или Христа, праведников и грешников, мужчин и женщин, тех, кто любил традиционной и правильной любовью, и тех, кто просто любил.

И, наконец, Раннульф Фицвильям. Награждённый в своём Ордене прозвищем «Святой» — и до самого конца не устаёшь гадать: в насмешку это было или же всерьёз. Потому как прошлые поступки и настоящий характер героя на праведность не очень-то тянут: грубый мужлан, отнюдь не победивший в своей душе ненависти к врагам, убивший, как минимум, одного из мужчин и мечтающий изнасиловать, как минимум, одну из женщин. Вся его история – это история яростной битвы с самим собой и со своими неизжитыми желаниями, и поиски Бога, которого он однажды потеряет, а потом, изведав вкус пустоты и отчаяния, вновь найдёт, вдруг обнаружив, что, в действительности, Господь никогда его не оставлял. Многолетняя вражда с Жераром де Ридфором, которого Раннульф отнюдь не мечтает по-христиански простить, протянется через всю книгу, в течение которой один будут вынужден смиряться с присутствием своего врага, а второй — склонять перед ним голову, в то время как в душе оба не перестанут проклинать друг друга и только и мечтать о возможности избавиться от противника. Чем же всё это закончится? А вот чем – поцелуем в губы. И вовсе не так, как в предыдущем случае. Просто там, где один, повинуясь глупости и самомнению, привёл своё войско к гибели, а второй – пришёл к своей последней битве, намереваясь наконец-то, в чистоте души, шагнуть навстречу Богу, эта вражда вдруг теряет всякий смысл, как и любая ненависть, любая месть. И два врага вместе отстоят свою последнюю мессу, получат свой поцелуй и свой удар, как и любой из других тамплиеров. «Господь дарует тебе это» – дарует любовь, и боль. Дарует жизнь – и дарует смерть. Что из них благословление, а что проклятие – об этом можно спросить Бодуэна, спросить Сибиллу, которая тоже расплатилась за своё легкомыслие и свои грехи.

Но в действительности, благословление – всё. И, верно, нужно много сотен раз родиться, и столько же раз умереть, чтобы однажды понять и принять это, но где-то в глубине души, я верю, мы всегда это знаем.

@темы: книги

21:48 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Встретились чудные арты по "Большой рыбе и бегонии":




@темы: фильмы, аниме, сериалы, арт

21:30 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Вечернее спокойствие :)


@темы: арт

22:32 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
06:42 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
"Господь наполнял собой мир, Он был повсюду: в земле, в диком свисте ветра, в пылании восходящего солнца; Господь пронизывал его тысячей незримых нитей. Раннульф припал к песку, предавая себя во власть этой безмерной силы, и новый день накатил на него приливной волной света".



читать дальше

@темы: цитаты, красивое

20:20 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Живо представилось это странное инопланетное существо, заброшенное куда-то, далеко от дома... Трогательно решившее полюбить всё, что его окружает в незнакомом месте, пусть даже это совсем не похоже на оставленное позади, привычное и родное. Юноша печален - может быть, ему повезло, и он успел найти маленького пришельца первым, но эта радость всё равно с долей грусти. Как он расскажет ему о том, что наша Земля - не слишком гостеприимный дом? Как поглядит в эти доверчивые глаза и поведает всё, что знает о ней?
...впрочем, отчего-то кажется, что маленький инопланетянин примет правду не так тяжело, как опасается юноша, и всё равно решит остаться здесь. Вложит в его ладонь свою маленькую лапку - и отправятся они вдвоём в долгое странствие по земным дорожкам, чтобы однажды Земля стала именно такой, какой показалась маленькому гостю в первое мгновение - приветливым и счастливым, гостеприимным домом, с надеждой и радостью ждущим своих далёких друзей.


@темы: картинки с подписями

15:54 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
С днём рождения, Се Лянь!
Пусть доброта и милосердие, заключённые равно как в твоём имени, так и в качествах твоей души, и неизменно возвращавшиеся к тебе вопреки самым трудным испытаниям (я ещё не дочитал до конца твою историю, но я абсолютно уверен в этом), расцветут в твоей душе белоснежным цветком с тысячью лепестков, и в их аромате рассеется вся боль.
Те восемь тысяч жертвенных благовоний, которые требуется воскурить в твоём храме, я бы непременно отыскал и принёс даже в полном одиночестве, но, по-моему, я буду вовсе не единственным желающим. А раз так, то я подарю тебе свою мечту и своё обещание. Ты всё выдержал в своём мире - и я всё выдержу в своём.



Ах, да. Я тоже непременно отыщу "третий" путь :)

@темы: 天官赐福, Се Лянь

22:20 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Зашла тут речь о китайской цензуре, которая велит снимать сериалы по популярнейшим яойным романам (это же сколько денег можно заработать на их миллионной аудитории!), но при этом утверждать, что яоя там нет. Конечно, корысть - не грех, но зато вот нетрадиционная любовь - ещё какой...
Но речь на самом деле не столько об этом.
Безотносительно яоя или гета, я уже долгое время пытаюсь решить для себя вопрос: что лучше - вседозволенность в отношении показа интимных отношений или нет. Если что, то передо мной лично, невзирая на прошлое в качестве "Энсенте Халии", стоит идеал чистоты и целомудрия, и откровенные сцены в книгах и фильмах меня не радуют. Но при всём при этом - пожалуй, именно сегодня этот весьма непростой вопрос для меня решился - насильственные ограничения возмущают меня куда больше. Целомудрие, да и вообще любая праведность - они должны идти из сердца, а не навязываться "сверху" :-( Конечно, непросто стать праведником, когда потакание своей земной природе является общественной нормой, а то и вообще идеалом. Но уж лучше так. Просто, кто-то должен найти в себе силы и сделать это, показать личный пример, чтобы предложить другим и другой вариант пути. У человека всегда должен быть выбор, вот что важно.

@темы: размышления

20:08 

Продолжение

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
08:56 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Сострадание :)


@темы: арт, картинки с подписями

07:34 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
На Звёздном пути :)



картинка целиком

@темы: арт

22:40 

Белый и голубой

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
10:50 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Под впечатлением от вчерашней книги :)

Крестоносцы

Не гляди, брат, что наши грязны бойцы…
В этих землях, что ты искал,
И король, и бродяга идёт босым
По сжигающим стопы углям песка.

На плечах – жар громоздких лат,
За спиной – тягость прежних, ушедших лет…
Но взгляни: на холме – вечно ждущий град,
Наш исконный на грязной, Святой Земле.

Наш король – впереди других,
Бьётся в схватке под ливнем камней и стрел,
И пока бой не кончен, и звон не стих,
Не считай ни потерь, ни упавших тел.

Знаем жар и песка дурман,
Знаем шёпот пришедших в ночи теней,
Миражей искушенья, и их обман,
Скуку долгих, постылых в пустыне дней…

Но и песню, и радость узнали мы
Здесь, где брат, друг, король – навсегда с тобой.
В этих землях мы все равны,
Все, кто принял свой смертный бой.

Долго ль длится уже? — верно, спросишь, брат.
— Может, стали седыми, не помня лет...
Но взгляни: на холме – вечно юный град,
На тобой защищённой святой Земле.

@темы: рифмы

22:27 

Иерусалим

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Книга, которую хотелось прочитать давно, и, наконец-то, удалось найти электронную версию :) Но это не столько история о братьях, хотя они в тексте есть, сколько прекрасный срез жизни эпохи — большое художественное полотно, на котором запечатлено маленькое Иерусалимское королевство в годы его недолгого расцвета и все его жители: король, рыцари, их жёны, монахи, приезжие паломники, разбойники, нищие, блудница, окружившие христиан язычники-мусульмане, евреи, православные, католики, еретики — каждому уделено хотя бы по несколько абзацев, и история каждого вплетается цветной нитью в неспешно ткущееся полотно.

Так, автор, подобно художнику, лишь изображает жизнь со всеми её подробностями, но не пытается поведать, где в ней добро, а где зло, где истина, а где — заблуждение. Рассказывая нам об убийствах, мести, любовных страстях, подкупе, коварных расчётах и преступлениях по незнанию; горящем в религиозном экстазе проповеднике и хитром и несчастном императоре; короле, чьё королевство представляет собой маленький островок среди бушующего океана чужих амбиций, интриг и разнообразных верований, и задумчивой женщине, которой дано лишь вглядываться в своё прошлое и чужое настоящее, он везде говорит лишь голосами своих героев, а сам остаётся хронистом — где-то поблизости, но за кадром, как будто задумчиво взирая на происходящее и всё увиденное запечатлевая на своём полотне, но не делая никаких оценок. Таков Божий мир, где у каждого есть свой выбор — и каждый несёт за него ответственность. Множество путей, и каждый, быть может, ничем не хуже другого — но, встав на него, иди… Иди, не оглядываясь и не сожалея. И однажды ты посмотришь на то, что оставил позади, и увидишь, как герой на последней строчке — огромный город. Огромный океан жизни, который, несомненно, стоил того, чтобы по нему проплыть.

читать дальше

@темы: книги

09:06 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Радостный золотой!


@темы: Восемь цветов радуги, арт

21:30 

Город и Небо

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Сколько ни смотрю на них, каждый раз кажется - это самое прекрасное, созданное руками человека, что мне доводилось видеть... :)




главная