Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Восемь цветов радуги

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:37 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
На полу расстелешь детской
Лист цветной бумаги синей,
Шепчешь тихо: «Это волны!»
Сверху – птицы из салфетки
Взмоют к звёздам в высь над ними,
Навсегда уже – на волю…

Им лететь, ведомым светом,
Через тучи, через бурю
В край, где нет ни зла, ни горя…
Не грусти же, друг, об этом,
Мы всегда их видеть будем –
Небо, волны, птицы, море.


@темы: картинки с подписями, рифмы

URL
23:23 

Я встречу

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Да, я знаю, зима, снег уж год не тает,
Кровь почти перестала бежать по венам…
Только видишь, как мрак отступает,
Шаг за шагом, борясь… но уже наверно?

Ранним утром, с рассветом – морозным, звонким –
Вновь приходишь, продрогший, стоять под крышу…
Я хотел бы сказать, что я здесь, мальчонка,
Только знаю, что ты ничего не слышишь.

Но не время сдаваться ни тьме, ни ране,
Ты и сам ведь всё знаешь? И быстро пишешь –
Острым камнем выводишь на мёрзлой раме:
«Да, я знаю, я здесь, я всё вижу, слышу…»

Так, сей пост оставляя в руках надёжных,
Поднимаюсь наверх, отворяю двери…
Много битв впереди, и простых, и сложных,
Но победа приходит к тому, кто верит.

В этом доме, что строишь – простом и бедном –
Я останусь, не бойся, весь долгий вечер.
И когда ты однажды шагнёшь над бездной,
Не забудь, что «Я буду, я жду, я встречу».

@темы: рифмы

URL
18:12 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Ну, вот и всё… Закончилась история Карамона, Рейстлина и Крисании – глубокая, грустная и правдивая, закончилась на ноте радости, печальной улыбке Карамона, который спас свою любовь и своего брата, но, увы, не так, как ему хотелось.

Мне понравилось путешествие Рейстлина и Крисании через Бездну, которое, как мне кажется, довольно точно отображает тот мир, в который мы попадаем, сбрасывая физическую оболочку и оставаясь окруженными всем тем, что прежде жило невидимым в нашей душе. Понравилась Такхизис, которая оставляет ощущение тьмы в хорошем смысле этого слова – той великой и первозданной силы, которая творит мир наравне со светом, и не может быть названа «злом» в обычном человеческом понимании этого слова. Потому что «Зло не может созидать, — перебил Астинус. — Оно может только разрушать» – а Танис ещё в самой первой трилогии назвал Такхизис одной из создательниц Кринна. И не зря Даламар молился ей о спасении Карамона вместе с Танисом, который молился о том же Паладайну – в трогательном и красивом моменте единения двух противоположных сил ради чего-то большего. Ради счастья всех…

Так что же такое зло? Зло – удел лишь человеческой души, но благодаря ему она способна и на великое добро, которое ставит нас наравне с богами. И, быть может, однажды душе Рейстлина удастся дойти до своей первоначальной цели, но уже совсем другим путём – я ясно вижу эту историю :) Но это уже совсем другая история. В той, которая описана в книге, он должен был дойти до самого конца по своему пути, по-другому быть не могло… И его последний выбор – между вечной пустотой и вечной болью – так знаменателен и так истинен. Конечно, для него ничто не закончилось – я в принципе не верю в возможность смерти души ни при каких условиях – однако «Ветер сотрет следы на песке, но только после того, как он их оставит» – ещё одна многозначительная фраза, в которой можно увидеть многое.

Крисания также прошла свой путь. И он также был красивым и правильным. Со смирением приняв правду о своей душевной слепоте, она мужественно приняла и окруживший её физический мрак, сделав первый шаг к освобождению от него – во всех смыслах. Несомненно, у неё всё получится, и однажды она также дойдёт до того, о чём мечтала в самом начале…

Очень порадовал Даламар, душа которого сделала шаг вперёд, из тьмы, не через великие испытания, как у Рейстлина и Крисании, а путём последовательных выборов, в каждом из которых чаша добра чуть-чуть перевешивала чашу со злом… Но перевешивала. И этот путь, пусть не такой драматичный и вызывающий сопереживание, также кажется мне красивым и замечательным. Как хорошо, что у каждой души – своя история, и своя победа.

Танис, который не захотел отказаться от всего, что имеет, ради того, кто давным-давно выбрал для себя дорогу мрака… А должен ли он был? Авторы взирают на эту ситуацию с истинно мудрым беспристрастием Астинуса. Ещё один путь. Каждый идёт по-разному. Выбор каждого заслуживает уважения.

И, наконец, Карамон, который пожертвовал чем-то, гораздо большим, чем жизнь – своей мечтой. Той самой светлой и прекрасной мечтой, которая хранится в тайнике сердца, и составляет, быть может, главную опору души… Та комната, которую он приготовил в своём будущем доме самой первой – комната для Рейстлина, в которую он вернётся в белых одеждах, чтобы остаться навсегда… Более горького момента для меня не было за всю книгу.

И всё-таки…

«– В тебе есть какая-то тайна, Карамон Маджере, а для меня нет и не может быть никаких тайн. Я знаю все: что, где и как происходит, мне известны мысли каждого живого существа на Кринне и все их тайные желания. Почему же я ничего не могу прочесть по твоим глазам, Карамон Маджере?»

Один из самых глубоких и радостных для меня моментов. Потому что хотя я верю в то, что времени на истинном плане бытия и вправду не существует, но это никак не отменяет такой же глубокой, радостной убеждённости в том, что своё «завтра» мы творим сами. В свободе, великой и прекрасной, данной нам в этом.

«— Так вот оно что… Я вижу в твоих глазах будущее».

Картинка… даже не знаю, почему именно эта. Может быть, потому, что в ней есть нечто светлое и доброе от этой книги :)


@темы: книги

16:15 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Сны солнечного полдня :)


@темы: арт

19:50 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Окончание истории :)

Земли Монголии, солнце и ветер,
Горы Иньшань, где оставил я дом мой:
Небо – как купол, высокий и светлый –
Бережно зелень накрыло ладонью.

Беспредельная синь…
О, бескрайний простор…
Ветер качает головки травы,
Дремлет луг у подножия древних гор.

Зелень угодий, стада, их мычанье,
Горы Иньшань, где вовек будет дом мой:
Небо – как купол, лазурный, печальный –
Бережно землю накрыло ладонью.

Беспредельная синь…
О, бескрайний простор…
Ветер касается дальних вершин,
И луг дремлет в объятиях древних гор.



Эпизоды 19-20. Семь лет спустя

@темы: перевод, ibukisatsuki, 山河人间

16:21 

ББ

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Бесконечно мудр Свет Несущий, ибо ведомо ему,
что сердце смертных - вместилище тоски и что мы можем лишь вечно
стремиться к свету, становясь тем, чем никогда бы не стали даже
в самых дерзновенных мечтаниях.


Вторая часть трилогии... Все остальные герои отходят на второй план, остаются только Рейстлин и Карамон, и книга – летопись движения их души, очень точно описанного. В противоположные стороны… Во время сцены открытия Врат мне пришла в голову мысль: а кто же по-настоящему должен стоять рядом с Рейстлином? Ведь Крисания – ребёнок, она никак не может претендовать на воплощение Бесконечного Добра и силу, равную Рейстлину. Ответ пришёл в голову наутро, и он оказался очень прост: так это же Карамон, конечно.

И хотя он вовсе не выглядит образцом святости, но его немудрствующая любовь к Рейстлину, многократно попранная и униженная, его вера в него, переживающая самые страшные разочарования и всё равно зовущая: «Вернись домой! Я приму тебя даже таким!» – для меня именно такая любовь и есть свет, которого не коснётся никакая тьма, который не побеждает тьму, но берёт её в себя – туда, где это трагическое разделение больше не существует…

Наверное, именно поэтому история братьев так трогает душу – потому что это и есть история нашей души, вечной войны между «Я»-берущим, требующим, ненавидящим и «Я»-прощающим, жертвующим, любящим. Каждый может отыскать где-то в глубинах своей души и непомерные амбиции Рейстлина, и способность на беззаветную верность и преданность Карамона.

Вообще, все чувства и отношения между тремя главными персонажами прописаны хорошо и психологически достоверно. Обольщение Крисании – нет, не Рейстлином, а образом себя, той Крисании, какой она хочет себя видеть, любовь Карамона, терпящая удар за ударом и всё равно продолжающая надеяться – даже там, где разум отчётливо видит действительность и безнадёжность, и, наконец, сцена, где Рейстлин пытается сопротивляться поглощающей его тьме. Образ Крисании в его сознании, за который он пытается уцепиться, рушится первым, Карамон уходит вторым, и лишь Бупу останавливает падение – то единственное бескорыстное чувство, которое он испытал за всю свою жизнь. То, как он лечил чумных больных… Нет, в нём не было сострадания, но не было и малейшей мысли о награде. И, может быть, эта крохотная крупица добра, совершённого тем, в ком не было и тени человеколюбия, перевешивает на весах беспредельности то добро, что мы совершаем, считая себя добрыми.

Рисунок из китайской ленты – он показался мне близким по духу Карамону :)


@темы: книги

20:15 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
19:58 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Новый косплей по историям ibukisatsuki, на этот раз почти всех героев :)



читать дальше

@темы: 山河人间

12:54 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Не совсем обычная картинка... Мне подумалось: обычно говорят, что лотос - это цветок, который растёт из грязи и поднимается к чистоте. Здесь же наоборот: тьма над головой и красота на земле у ног...


@темы: арт

11:56 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
И ещё одна книга, которая была вместе со мной последние недели и шла так же непросто, как «Драгонланс» – «Две жизни». Уже написанный к ней отзыв пропал вместе с погибшей флешкой, поэтому отмечу окончание этого знаменательного труда парой слов.
Книга эта не совсем «моя» – не удалось почувствовать близости к персонажам, чья внутренняя жизнь, более гармоничная и цельная, далека от моей… От этого было немного грустно, так как наши философские воззрения с автором совпадают, и я восхищаюсь им как человеком, который, как мне кажется, пронёс через собственную жизнь верность тем идеалам, которые с любовью описывает в книге – неустанный, наполненный радостью каждодневный труд, полное принятие своих жизненных обстоятельств, доброта к каждому встречному и стремление во всякой ситуации позабыть о собственных чувствах и думать о других.
Быть может, среди нашей земной жизни недостижимо такое непоколебимое счастье и самозабвение в любой ситуации, но этот прекрасный идеал поддержит в нелёгком пути того, чьё сердце зажигается от этого огня, а остальным (мне в их числе) напомнит о недостатках и всё ещё не завоеванных достоинствах – терпении, смирении с посланными жизнью обстоятельствами, неизменной доброжелательности к каждому человеку, которого мы встречаем на своём пути. Заставляя устыдиться, книга в то же время даёт мощный импульс для дальнейшей работы над собой, и в этом её большая сила.
Думается, что она очень христианская по своему духу, и меня радует, что у этой книги так много поклонников – быть может, она сумеет открыть путь к своей душе тем, кому тесно в рамках традиционного церковного мировоззрения, но кто, тем не менее, глубоко религиозен по складу характера, и в чьём сердце живут истинно евангельские ценности – доброта, прощение, милосердие.


@темы: книги

09:22 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Продолжаю «Драгонланс» – первая книга второй трилогии оказалась радостным удивлением. Заваленные по горло обычными людскими проблемами, персонажи окончательно вышли за рамки фэнтезийных стереотипов и стали живыми… Карамон, полностью утерявший человеческий облик из-за тоски по брату, Тика, вынужденная тащить на себе дом, работу и пьяницу-мужа впридачу, Танис, пытающийся найти компромиссы с любимыми родственничками – всё узнаваемо и знакомо! Единственным оплотом наивности и нежизненности остаётся, как ни странно… Крисания, наш жрец добра. Причём даже не сама она как персонаж, а идеалы в её голове. Но в целом и она меня порадовала – до начала чтения мне представлялось, что она окажется этаким картонным олицетворением добродетельности, но она являет собой классический и, опять-таки, очень жизненный образец человека, свято убеждённого в своих иллюзорных вере и добродетели, естественно, не выдерживающих первого же серьёзного испытания, которое Паладайн (о чём она так просила) и посылает ей в виде Рейстлина. Что самое удивительное, это понятно не только читателям, но и героям книги – всем, за исключением самой Крисании. Рейстлин убеждает её, что они, на самом-то деле, «два сапога пара», но в данном случае у него есть серьёзное преимущество – честность перед самим собой. Что, в моём понимании, является куда большей добродетелью, нежели внешнее следование общепринятому образцу добра, подменяющему собой знание сердца – неудивительно, что оплоты подобной веры рушатся так же легко, как храмы города Истара… И Карамон, павший на самое дно человеческого бытия, куда как ближе к действенной вере и любви – впрочем, быть может, у Крисании ещё будет шанс их обрести.

Что касается Карамона, то в этой книге мои симпатии целиком на его стороне. За Рейстлином наблюдать интересно… но он уже сделал свой выбор, о котором можно было горевать – или тихо сочувствовать – в первой трилогии, и сейчас лишь идёт по накатанной дороге. Моя любовь остаётся с его бессмертным духом, являющем себя в обычной жизни не слишком часто, а «земным» его мотивам и поступкам я не симпатизирую. Карамона действительно жалко – если разум в их с братом паре достался Рейстлину, то ему осталось сердце, и этим путём сердца, не защищённого мудростью, не опирающегося на высокие идеалы, он и идёт всю книгу, переживая ужасные падения – и высокий взлёт духа, готовность отказа от своей любви и даже убийства Рейстлина ради блага всех, что, без сомнения, для него в тысячу раз хуже, чем собственная смерть. И, как ни странно, его бесспорные иллюзии в отношении брата, которого он, с трогательной наивностью, видит в своих мечтах в белой мантии, не ощущаются как нечто фальшивое, и его «прозрение» ничего не меняет в отношении к нему – он всё так же стойко и преданно любит Рейстлина, и оправданным в своих глазах, и осуждённым, даже если сам убеждён, что ненавидит.

В книге добавилось философских размышлений на тему добра и зла, что есть первое и что есть последнее в действительности – они присутствуют и в качестве рассуждений, и в качестве ситуаций, позволяющих читателю самому сделать свои выводы. Юмор, воплощённый в лице Тассельхофа, также расцветил и раскрасил книгу – во многих местах невозможно удержаться от хохота. И, ко всему прочему, следить за сюжетом было действительно интересно – хоть для меня это и не слишком важный фактор)))

@темы: книги

22:45 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
00:22 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Какое странное ощущение - после нескольких недель полного погружения в физический мир, в отрыве от родственных вибраций (это ваши вибрации, друзья, ваши миры, и в целом тот волшебный, невидимый человеческому глазу мир, который мы сообща чувствуем), ненадолго вернуться обратно...
Тут только и понимаешь, насколько невероятно отличаются ощущения души "по ту сторону" и "по эту". "Там" (когда мысли, волей-неволей, переключаются лишь на физический мир) ты хуже рыбы, выброшенной на берег, ты лишён всего, и каждый крохотный шаг становится огромным преодолением... И ничего, даже мало-малейшего, хорошего в тебе не остаётся - лишь каждодневная лютая битва с чудовищем собственного эгоизма, требуюшим: "дай!", "дай!", "дай мне!", "исполни мои желания!"
Почему? Почему?.. Почему же такая разница?..
Но разве не ложью будет быть добрым "здесь" - и этаким чудовищем "там"? Стоит ли оставаться лишь "там" до тех пор, пока не приведёшь вторую половину себя в полное соответствие с первой?.. Прежде мне не представлялось в истинной степени, насколько неподъёмна эта задача... Но иначе я никогда не смогу поверить сам себе.
Имея на душе этот маленький опыт (впервые вообще мне удавшийся), можешь с новым пониманием думать о тех словах, которые сказаны в книгах - насколько губительным было разделение "плотного" мира и "тонкого", и насколько важно их воссоединение...

@темы: мысли, личное

URL
23:50 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Моему близкому человеку - и всем, кому трудно.

Мой воин, в сумраке чащоб ты, двигаясь едва,
поникший, вновь поднять не в силах меч для боя;
мне не дано теперь тебе помочь, но я шепчу слова
и светлым ворохом листвы их рассыпаю над тобою.
И светлым факелом любви их зажигаю над тобою…

О том, что нужен ты, любим, и что рука все одолеет тени,
и помощь друга дальнего летит навстречу…
Когда уходит сумрак, пламя вечное встаёт над лесом-храмом,
и светлый день ложится на ступени,
как мои руки – на твои опущенные плечи,
так будет; зная это, ободрись для битвы – вместе с нами.

@темы: рифмы

URL
23:01 

Рейстлин

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
После трудных усилий прорваться сквозь первые три тома «Драгонланса», из которых ни уму, ни сердцу не удавалось извлечь близких мыслей и образов, и которые казались ну уж слишком лёгким чтением, концовка обрадовала и отзвучала во мне чистой, печальной нотой…

Рейстлин, против которого до начала чтения у меня было немалое предубеждение, конечно же, стал моим любимым персонажем – живой и настоящий, далеко выходящий за рамки стереотипов – и именно ради него-то всё это и читалось. Будто братик-близнец моего Хайнэ, точно так же страдающий из-за своего искалеченного, слабого, больного тела и неумения заслужить любовь окружающих, он вызвал у меня горькую нежность и понимание. Зависть и ревность к другим – здоровым и полноценным! – к чужой взаимной любви, пронзительный момент его искреннего чувства, первой и, наверное, единственной настоящей любви – той самой, которая ничего не просит взамен, и лишь отдаёт сама – к неприглядной крошке Бупу…

А под конец добавился и второй любимый герой – Паладайн, тем самым восстановив баланс между Светом и Тьмой, о необходимости которого он и произнёс свои мудрые слова. Потому что, чтобы спасти мир, необходимо равновесие, но не победа одной из сторон… В таком случае тот, кто берёт на себя роль Зла во имя того, чтобы баланс не был нарушен – не он ли приносит самую великую жертву? Эта мысль была у меня всегда.

А Рейстлин… Конечно, в рамках его земной (то есть, книжной) личности, он стремился к власти, к отмщению за годы своего бессилия и унижения и вряд ли сам в себе видел какие-то иные мотивы, но в последних словах книги, в «Прощании Рейстлина» для меня прозвучало нечто большее – истинный голос его духа, его одиночество и сострадание, его готовность уйти во тьму и не взять с собой больше никого, даже стремившегося вместе с ним брата.

Какими горькими были для меня слова – «Вот я и дома!», произнесённые в жуткой, внушающей всем ужас Башне.

Конечно, история Рейстлина ещё продолжится в других книгах, и изначально мне хотелось написать о нём, лишь прочитав всё до конца, но вдруг подумалось, что он останется для меня именно таким, как в первой трилогии. И даже не в последних сценах обретения могущества, но тогда, когда Танис нашёл его после пророческого сна в Сильванести, после того, как все успели увидеть его в чёрной одежде и увериться в его предательстве – «Тот вытирал окровавленные губы, и кровь была алой, как лучи Лунитари, как одежды, прикрывавшие тщедушное, трясущееся тело».



Танис и Лорана, которые отнюдь не были моими любимыми героями, но на этом единственном арте понравились :)


@темы: книги

22:36 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Мироздание завалило меня неприятностями... Начиная от сломанной флэшки, заканчивая новой болезнью практически сразу же после курса антибиотиков, осложняющей нечто очень важное для меня. Ладно... надо собрать силы и перешагнуть через этот порог - того, что настроение, устойчивость в добре, верность зависят и колеблются от подобных, на самом деле, ничего не значащих вещей. Когда я говорю Хаторику: "Но я не могу!" и далее перечисляю различные оправдания, почему я не могу то-то и то-то, он пожимает плечами и отвечает: "Можешь. Ты вполне можешь просто взять и изменить себя". И это действительно так.


@темы: Хаторик, арт, жизнь

23:30 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Солнечный многоцветный сад :)


@темы: арт, Моя Семья и другие растения, Восемь цветов радуги

00:07 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Изматывающая борьба с приступами эгоизма, казалось бы, давно оставшимися в прошлом... Но вот, пришла определённая ситуация, и всё дурное, что было (хотелось бы надеяться, что всё!) вышло наружу. Конечно, именно это и есть возможность, наконец, победить и преодолеть окончательно - а не запрятать вновь поглубже, прикрыв сверху высокими мечтами - до следующей определённой ситуации. Но не получается... Поражение за поражением; после редкой победы веришь, что всё! - уж теперь-то точно новая жизнь, ты, наконец, сбросил с себя ветхое тряпьё самолюбия и себялюбия. Но нет. И вновь жалят иллюзорные обиды на жизнь (раз уж больше никого обвинить не получается - хорошо уже и это!): ничего-то у меня нет, никому-то я не нужен, я бы не страдал так сильно, если бы хоть где-то мог применить себя полноценно... и т.д., и т.п.

Ужасно! Всё же, надо испробовать разные методы борьбы - не молчанием, так словом, не в одиночестве, так на виду! Хотя это и кажется более лёгким, а, значит, меньше заслуживающим почестей путём... - и так до тех пор, пока ужасное чудовище эгоизма, наконец, не сдастся. Я верю в победу, конечно, я всё равно в неё верю :)


@темы: личное

21:29 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
15:29 

Вербное воскресенье в Москве

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
В последнее время стоит прикоснуться к чьему-то наполненному искренностью творчеству, как на какое-то время начинаю ощущать и описывать мир так же, как автор. Есть в этом и хорошее, и плохое. Так, читаю дневники Ольги Берггольц, и мысли сами собой принимают форму дневниковой записи - идёшь и произносишь внутренний монолог обо всём, что видишь и чувствуешь... При этом я испытываю стыд, как будто специально притворяюсь кем-то другим. Но ведь я чувствую всё, что чувствую - какие бы ни были у этого причины... Или, может быть, стоит ощущать всё это лишь наедине с собой? Мне всегда горько от мысли, что подлинная искренность - это, наверное, только то, что никогда не будет произнесено вслух. Потому что для меня говорить - то же самое, что дышать...

Воскресное утро. Солнца так много, что душа купается в нём, солнечные лужицы дрожат и сверкают повсюду - в стёклах автомобилей, домов, в распускающихся древесных почках. Вместо того, чтобы гулять, как обычно, по бульвару, сворачиваю к домам и предаюсь любимому занятию - бродить по тихим, пустынным дворикам, сворачивать туда, куда хочется душе. Звуки музыки, порой раздающиеся из квартир или из автомобилей, бывают нестерпимо мучительны... Но слияние с этой весенней, звенящей, солнечной тишиной всё равно бывает недолгим - слишком много у меня внутренних дисгармоний. Мне, опять-таки, стыдно за это, но в то же время я ощущаю их чем-то необходимым для своей задачи... Остаётся лишь внутренне обращаться к Владыке планеты, тому, кто видит страдания каждой души, в том числе, моей, с зовом: "Не осуждай! Не осуждай!.." Конечно, я знаю, что Он никого не осуждает, и это в действительности зов к самому себе - ведь, имея в своей душе какую-то склонность, противоречащую заповеди любви, мы, в первую очередь, раним ею самих себя...

Я люблю старые пятиэтажки - те самые, которые в ближайшее время будут сносить по всей Москве, и мне немного жаль этого, потому что они самый настоящий документ эпохи; приближаясь к ним, я, как никогда, приближаюсь к той небывалой эпохе, в которой мне больше всего не хотелось бы жить, и к которой я в то же время ощущаю странное притяжение. Я мечтаю о городе будущего, городе высочайших небоскрёбов, летящих скоростей и необычных форм - но если он когда-нибудь будет создан, то останется ли где-то островок советской эпохи 60-х, 70-х, 80-х, тот дух, та музыка, которая, должно быть, уже никогда не повторится? Неблизкая мне. Но грустная и нежная, ни на что не похожая, никогда прежде не исполнявшаяся - мелодия, в которой дух человеческий выразил то, чего прежде никогда не мог увидеть и ощутить. И осознать в себе...

@темы: мысли, личное, Моя Москва

главная