Восемь цветов радуги

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: юноша с розами (список заголовков)
13:20 

И снова Август

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
С любовью, Хаторику и Мирозданию - каждый мой новый год лучше прежнего, это действительно так :)


@темы: кисти и краски, юноша с розами

00:02 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?


"Роза"

Виденье – тонкая рука
сжимает алого цветка
так крепко стебель.

Я не скажу ей: "Кровь, остынь";
уж лучше мне в песках пустынь
бесплодных сеять,

пройти пешком полсотни стран,
и слышать лишь людскую брань,
и падать оземь,

лишь видеть бы под светом звёзд
ладонь, пронзённую насквозь
шипами розы…

Сказал бы так из нас любой,
читавший в линиях "любовь"
на той ладони,

ведь ноша тяжкая легка
тех, кто прошёл путём цветка,
чтоб стать бутоном.

@темы: живопись, рифмы, юноша с розами

URL
20:02 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Очередная милота и, как я понимаю, канонный кадр)) (хотя иногда в китайских блогах такими же кадрами постят чистейший яой, так что я не знаю... может, мод какой-то).




@темы: юноша с розами, мимимиметр, Чанцинь

15:42 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Не знаю, откуда вдруг Тоскана явилась, но почему-то "увиделась" такая картинка.
Раз уж так, то посмотрела фотографии в Яндексе - ну очень красиво.



"Флорентийская молитва"

…и вот уж полдень. За окном
светлее стало, чётче, тише,
и молча вниз Дуомо-дом
глядит, над городом возвышен.

И в полудрёме Старый Мост,
что переброшен через Арно;
там виноград пошёл уж в рост,
наверно, на полях Тосканы…

Открыто настежь в сад окно –
во дворик тихий, под стать келье,
и наливает брат вино,
что рождено в Тосканы землях.

Быть может, и в отца садах,
что присылает часто вина,
свой урожай не раз отдав
под сень аббатства Фьорентина.

Блестит как пламенный гранат
кровь, что лилась из тела ягод;
просторен, зелен отчий сад,
и тих, но светел – тот, что рядом.

Звенит апрельскою тоской
душа, как колокол далёкий,
и зажимает брат рукой
невидный след чуть выше лёгких.

А боль светла, нужна, проста –
известна явленному брату…
То боль, когда кладёшь перста
в души открытые стигматы.

@темы: рифмы, юноша с розами

URL
16:06 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
"Плач о розах"

…Знаю, горы в покрывало
облачала своей стати.
Свои крылья надорвал я,
где другие, мама, взять мне?

Коль дала ты мне заданье,
где мне силы взять для дела?
Я б построил сотни зданий,
да не строится то тело,

где я жить бы мог привольно,
а в других я – нем и хлипок,
и когда мне, мама, больно,
не могу держать улыбку

на лице чужом девичьем
и стирать потёки грязи…
Я давно с своим обличьем
разорвал все нити связей,

но бессилен я без тела,
а в другом не видят люди…
Хоть под пули и под стрелы
я бросался голой грудью

в тщетной вере, что воскресну,
да в своём исконном теле –
я мечтал награду честно
заслужить, да не сумел я…

Стыд то жгучий для героя –
о своём рыдаю снова,
мне бы песни петь, да к бою
звать, как меч, нацелив слово,

но не смог сдержать я слёзы –
хоть о чём-то были б ценном…
Прорастите, мои розы,
сокрушите мои стены.

@темы: юноша с розами, тоска сердца, рифмы

URL
03:04 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
К Весне

Горит огонь, во тьме зачат,
и поворот зимы к весне.
Я не привыкший получать,
лишь платье странника при мне –
и потому я, взяв зерна,
весенний первый щедрый дар,
пойду туда, где даль черна,
где прежде ярился пожар.

Вы подходите, не боясь –
хоть зверь, хоть птица, хоть дитя,
зерна нам хватит; беден я,
да урожай наш на путях,
что пролегают в вышине:
так, средь отвесных горных круч,
где не прожить и той сосне,
что век держалась выше туч,

порой рождается зерно…
Что ж лучше, полная сума,
или оно, оно одно?
В горах свирепствует зима –
не защитит и шубы мех –
но чуден ясный вид долин,
и ветер тёплый ищет тех,
кто чуть не умер среди льдин.

В горах есть хищника следы?
Скорей всего, скорей всего…
Но, верно, хлеба и воды
нам хватит даже для него.
Людских характеров черты
страшнее зверя и огня –
увы, и сами не чисты;
ты видел прежде ли меня?

А всё ж – зерно, зерно!
А всё ж – весна, весна!
Поклажей, песней, жестом, сном
туда нести, где ждёт Она.

@темы: юноша с розами, рифмы

URL
13:40 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
По-моему, это, в некоторой степени, навеяно замечательным, хотя и психологически тяжёлым фанфиком из выкладки ЧКА, произведшим на меня впечатление: "Радуйся".
Но, может быть, и не только им.


"Баллада о Жизни и о Смерти"

Ты слышала ль, внучка, про давние дни?
Коль нет, принесу я из прошлого весть
О том, как стояли в развилке они,
И звался их выбор: «Жизнь», или же «Честь».

И враг, их поймавший, в ветвях хохотал…
Ведь то, что задумал, никак не решить:
Желающий жить здесь бы всё потерял,
А всё сохранивший не смог б, увы, жить.

Так будет навеки разорен тот край,
Что двое хранили, от леса до гор…
Схватил он обоих, сказал: «Выбирай
Что лучше принять: свою смерть иль позор».

И выбрал, отчаян, с усмешкой один:
«Чем имя пятнать, я закончу здесь дни!»
И выбрал другой, ставший в миг тот седым:
«Я должен быть жив, чтобы жили они».

И тут же пришёл от судьбы им ответ,
Что молнией небо вспорол, как копьё:
Так, выбравший честь потерял бремя лет,
А выживший – память и имя своё.

Уж сколько минуло – веков, а не дней…
Уж сколько легло, вслед за первыми, тел…
И тот, кто погиб, горько пел средь теней,
Живущий же слышал и вспомнить хотел.

И шёл он, и шёл сквозь позор свой на зов
Туда, где цветут асфоделей поля…
Из ран рассечённых лилась его кровь,
Вставала, ей вспоена, мать их-земля.

И вышел навстречу второй, вдруг узнав,
И плакал он молча, не брав, что дано:
«Как смеешь ты петь, будто жизнь вся – вечна,
Нам, тем, кто рассыпался прахом давно?!»

Но пел тот – негромко от душащих слёз,
И солнце вставало, прочь тени гоня,
Поля асфоделей рассеяв, и роз
Сияние грело, как близость огня.

Спросил, улыбнувшись: «Не-смерти цена
Была, брат мой в духе, ты знаешь ли? В том,
Что чашу позора я выпил до дна,
И след её дымный за мною – гуртом.

Я был осквернён так, как ты был – убит,
И это, поверь, мне вовек не забыть.
Но тот, кто здесь жив, и других оживит,
Второй же поможет им грязь свою смыть».

Тут, вниз поглядев, седовласый замолк:
Сады и угодья, террасы, поля…
«А дальше? Ну, что же? Ведь верно, он смог?!
Он вывел, и с ними двоими воспряла земля?» –

Спросила девчушка, волненье тая,
Лишь чуть задрожали в ладони цветы.
«Конечно! – ответил. – Ведь первый-то – я.
Второй же, родная, второй – это ты».

@темы: юноша с розами, рифмы

URL
21:56 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Только что с лекции по Врубелю.
Я, вообще-то, его не очень люблю - слишком уж мрачными и тяжеловесно-мучительными ощущаются лично для меня его картины...
Но тут впервые увидела одну из последних его работ и подумала, что раз в итоге его Демон стал вот таким, то он прошёл прекрасный, хотя и тяжёлый путь :) Трудна ноша всех художников в широком смысле, но ведь творчество и есть - жизнь...



Под впечатлением написала стихотворение, хотя оно совсем про другое (по-моему, "Сильмариллион" примешался). Может быть, потому что стиль Врубеля представляется мне как раз немного "подгорным".

"Художник в подгорной стране"

До основ, к рукояти близких,
Я пропитана цветом синим.
Он – художник, я краски с кистью;
Нарисует он мной картину.

Помним мы, как снаружи ярко,
Как лазурное небо чисто,
Ждут у входа нас мать и братья
И готовят воды напиться.

Но пока нам – дороги торной
В подземельях страны морийской:
Он спустился во мрак подгорный,
Чтоб учить и у них учиться.

Рождены здесь горой кобольды,
Тяжела, как гранит, их сердец природа –
Мы вдвоем с ним, как в краске, в боли,
Пробиваясь к душе породы.

Но и в мраке не скрыт для глаза
Свет камней, что везде бесценны –
Он их учит искать алмазы,
Очищать от трухи подземной.

Загорятся глаза кобольдов,
Свой алмаз поспешат припрятать –
Укорит он слегка: на воле
Их творенья подарят радость…

«Вот дойдём, поглядите сами!
Не сейчас лишь, немного позже».
Но не верят ему созданья,
Что привыкли к тяжёлой ноше

Тел кобольдов и к тёмной ночи.
Говорят: мы желаем ныне.
«Не могу, как же бросить прочих?
Уходить если – только с ними…

Но и здесь нам доступна радость,
Что царит над горы вершиной», –
Говорит, окунаясь в краски
На листе, будто небо, синем.

@темы: юноша с розами, рифмы, живопись

URL
22:52 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Написав вчера про Россию, как я могла забыть про любимый Китай?
Оно, конечно, как "в альбом для барышень" получилось :facepalm:, но это уж издержки моего исполнения, а образ представляется именно такой: музыканта-художника. Наверное, потому, что я в Китае больше всего искусство люблю.
Ещё бы про Японию хотелось, но не знаю.


"Китай"

Прекрасный Сын Дракона, один из ста восьми;
рукою струны тронет – и тотчас над людьми
взмывает звуком-песней; не сила – красота,
уменье, тонкость, честность поют с его листа…

Коснётся цвет глициний души – восьмой струны –
рисует звук гуциня портрет своей страны:
зимой он сын метели – дыхание легко,
как снег, на ветви ели ложащийся венком.

Сосна, укрыта белым – стройна, но так сильна!
Так, делая, не делать умеет он-она,
Инь-Ян, Предел Великий, познавший жизнь как сон;
танцует Многоликий под колокола звон,

что в выси раздаётся: то песнь горы Тайшань
рекой с отрогов льётся, поить весной спеша
низины; схлынут тени – и вот уж вся страна
как в кружеве, в цветенье, нарядна, зелена.

В луне седьмой седьмому дары приносит дню,
услышав звук знакомый: поёт-зовёт Чжиню.
Откликнувшись приветом, летит средь туч, поёт,
смягчая ливнем летним жары и зноя гнёт.

Когда же постепенно расцветит осень сад,
он станет хризантемой, вдохнёт звук в листопад,
посмотрит чуть печально на синь нагих полей,
и в путь проводит дальний летящих журавлей.

…Порхают крылья-руки, поёт душа, чиста –
летят цвета и звуки, срываются с листа –
и вот уж все сезоны сплелись, как новь и старь;
подпишет Сын Дракона иероглифом – «Китай».

@темы: юноша с розами, рифмы, Волшебная страна

URL
18:17 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Я так опасаюсь, что однажды всерьёз вознамерюсь повторить литературный подвиг Томаса Манна :lol:
Это, конечно, навеяно в некоторой степени им, но его Иосиф - всё-таки не такой, каким его чувствую я, и поэтому очень хотелось написать хоть драбблик про своего. Может быть, будет ещё один.

"О его матери"

«Расскажи мне про мать мою».
Вот вопрос, который он хотел бы задать кому-нибудь – да только не знает, кому. Не братьям единокровным, точно, потому что именно мать – Иосиф знает – является основанием той пропасти, которая лежит между ним и ими десятью; той пропасти, через которую он с радостью бы перешагнул, перебежал или перелетел, да только они не хотят, и ничего с этим не поделаешь. Кажется, когда-то так было между Лией и Рахилью, только наоборот, и где-то в глубине души своей Иосиф также знает, что это справедливо и происходит в соответствии с величественным законом Того, кого нельзя называть.
Поэтому он не гневается на своих братьев в общем и целом, хотя порою гневается и обижается по пустякам.
Но кому же задать вопрос?
читать дальше

@темы: юноша с розами, текст, Иосиф

20:15 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Ещё парочка картинок от того же автора, которая нарисовала приглянувшегося мне Изанаги.
Хоть и очень "кавай", но нравится.




@темы: арт, красивое, юноша с розами

18:55 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Неожиданно меня потянуло в сторону синтоизма, так что читаю "Коджики" и "Нихонги". Казалось бы, уже давно сделала вывод, что Китай мне однозначно ближе Японии, но тут вдруг поняла, что по части мифологии это не совсем так, и божества синто мне, пожалуй что, и симпатичнее китайского пантеона.
Чуть позже собираюсь сделать подборку иллюстраций, но пока что – совершенно очаровавший меня Изанаги :)



А вот ещё очень милые анимешные Аматэрасу и Сусаноо от того же автора:

читать дальше

Кстати говоря, глядя на все эти картинки, я поняла одну вещь.
Не знаю уж, насколько это является следствием сложившейся социокультурной обстановки, но, по собственным наблюдениям, автор-мужчина (писатель или художник), создавая персонажа-женщину, пытается изобразить существо, отличное от него, того самого архетипического "другого". Автор-женщина же, как правило, изображает себя, только в разных обличиях и облачениях.
Так что, версия о том, что это именно Ева создала Адама из своего ребра, представляется мне весьма правдоподобной :D
(По этой же причине древняя пара богов Иштар-Таммуз кажется мне очень естественной).

@темы: юноша с розами, мифология, арт, ИньЯн, Восток

00:26 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Это явно от лица Изуны из моего "ПЛ"))
Правда, в каком-то ином мире (видимо, в нашем).


"Альпийская роза"

Снег тихо таял на длинных ресницах,
В небо лазурное взмыли две птицы,
Мне было десять, а, может, двенадцать,
В этом я теле хотел бы остаться,
Впрочем, то снова для духа границы,
Снег тихо таял на длинных ресницах,
«Я знаю больше, чем кажется с виду,
Боже, пожалуйста, мне не завидуй»,
Тихо он молвил, свой шарф поправляя,
Снег всё ложился, кружился, не таял,
Чёрный локон ложился причудливой тенью,
Он всё стоял и стоял на ступенях,
Горы вставали, безмолвны, велики,
Солнце ложилось сияющим бликом,
«Он, нам сказали, не слишком нормален»,
Люди косились и люди шептали,
Я улыбался, мне не было дела,
Щёки покрыты румянцем, но белы,
В детском уме – сотни, тысячи знаний,
Целая радуга воспоминаний
Всех тех людей, что в стране этой жили,
«Мама, ты знаешь, что я буду сильным,
Но чтобы выдержать, должен быть взрослым,
Мне же милее альпийская роза…»,
Так говорил и читал монотонно
Стих, что казался, как небо, бездонным,
Стих, что вмещал все идеи эпохи,
Он улыбался с чуть слышимым вздохом,
Точек в стихах он не ставил и прежде,
Он оставлял место ветру, надежде,
«Я буду ждать среди роз на страницах»,
Так он решил перед тем, как ложиться
В книгу, в постель, где засушены были
Все те цветы, что ему подарили
Горные духи, друзья-невидимы,
«Я буду ждать здесь тебя невредимым,
Как станешь взрослым, открой ту страницу»,
Вот я пришёл, мне почти уже тридцать,
Но, знаешь, мама, в душе я всё тот же,
Небо лазурно, и день столь погожий,
Мама, поверь мне, не так уж и сложно
Жизнь отличить от иллюзии ложной,
В стену врезаясь, ходить всё ж сквозь стены,
Верить взаправду в полёт Питер Пэна,
Видишь, как в небе расправились листья,
Горы отсюда совсем уже близко,
Мне хватит знаний, чтоб с курса не сбиться,
В небо над Альпами взмыли две птицы,
Гений, безумство, они столь похожи,
Но знаешь, мама, есть линия всё же,
Что через сердце протянута Бога,
И удержаться – задача любого,
Верой, любовью, неслыханной волей,
К свету тянуться, не чувствуя боли,
Чтоб расцветала бумажная роза,
Я – веришь? – буду, конечно же, Озом,
Жизнью наполнены, куклы не бьются,
И я смеюсь, как лишь дети смеются.

@темы: юноша с розами, рифмы

URL
20:21 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Нашла ещё всякой разной красоты на китайском сайте.

Цвет! Восхитительный - именно такой оттенок зелёного я люблю больше всего.



Мальчик. Стопроцентное попадание в любимый образ)) В один из множества его аспектов, во всяком случае.




@темы: красивое, Иосиф и его волшебная игла, Восток, юноша с розами

13:46 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Это от лица Хаалиа из "Актёра господина Маньюсарьи", конечно же. Как-то так всё и было))

"Костёр"

Сказали кукле – "на костёр"!
Да в чём беда, и разве люди не дороже?
Такой есть путь. Он скор, или не скор,
Не знаю я… Но он возможен.
Да только я так не могу!
Решить пытался месяцами;
Итог один: себя я вместе с ним сожгу
На тёмной площади перед дворцами.
Пусть он лишь выдуман был мной,
Пускай другой дорогой соблазняют,
Я не беру, мой Бог, судьбы иной!
Хоть его имени не знаю…
Имею ль право на него,
Не возмутится ль этим вся природа?
Не знаю, Небо, я не знаю ничего!
Но он со мной был год за годом,
А потому – и на века!
Нам оставаться впредь неразделимым,
Вот сердце, Бог мой, и рука –
Я буду им, и только им.

Так, сгинь, мой враг, коварный ум,
Меня загнать желающий в ловушку:
Ты, насылая сотни тяжких дум,
Не разлучишь со мною мою душу!

…Горим. Уж пятый месяц под конец,
И всё никак не догораю.
Так его образ рок-кузнец
В меня по линии вплавляет.
Весь мир меня преследует во сне,
А я бегу, от боли задыхаясь,
Но скоро, скоро поворот к весне,
И небо – видишь? – рассветает.

…Держу я куклу на груди,
Горим мы в пламени неопалимом.
Веди, мой Бог, меня веди
Туда, где станем мы едины.

@темы: юноша с розами, рифмы, любовь, Хозяин Сада

URL
18:52 

Доступ к записи ограничен

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:29 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Ещё немного кривонабросков любимого персонажа))

Иосиф

- Чьих кровей и чей ты правнук, почему теперь не с ними?
В чём твоё богатство, мальчик, позабывший своё имя?
Так спросили строго стражи, и ответил он в смятенье:
- У меня была одежда, где судьбы переплетенья
Взорам детским представали в удивительных картинах,
Вот и весь отцовский дар мне - да теперь я лишь в холстине.
(И ещё двенадцать братьев, но я их почти не помню…
Только шелест длинных платьев, только тень прохладных комнат,
Где лежали, с тихой лаской говоря слова простые,
С трепетаньем руку брата к своим лицам подносили…)
Ныне ж я нагой и нищий, их по землям разбросало, -
Так закончил и умолкнул, лик рукой прикрыв устало.

Скуку стражей он развеял века древнего известьем.
- Назовём тебя Иосиф, был такой у нас наместник.
Наградить его решили - вместе с именем и дело:
- Будешь шить царю одежды и рассказывать легенды.
Холодея, слушал мальчик: знал историю он эту,
Не такими были братья, да и сам лицом не светел…
Вещих снов боялся больше, чем всех тварей вместе ада,
Но тому, кто нищ и грязен, не разбрасывать награды.
Поклонился с болью в сердце: «Недостоин я такого,
Из меня швея не лучше, чем из чудища морского.
Чем служить царю у ложа, рисовал бы лучше море…
Да коль встречу где-то братьев, им скажу, что тоже чёрен».

...С той поры немало минет дней, ночей и непогоды,
И, своё не вспомнив имя, шьёт Иосиф год за годом,
Сны, знамения вплетая в разноцветный плащ из шёлка -
Так, художником не ставший, он рисует всё ж иголкой.
Оживают страны, люди под исколотой рукою,
Отирая кровь с улыбкой, гонит прочь соблазн покоя,
Не приемлет он безделья - лишь бы времени хватило,
И теням кивнёт с усмешкой: есть ли дело, как всё было?
Пусть и не было бы даже, нарисует так, как будет,
Скоро вышьет лица братьев, и тогда он вспомнит судеб
Книги глифы из гранита;
Шей, Иосиф, светлой нитью.

@темы: юноша с розами, рифмы, Иосиф

URL
23:24 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Рассказ на эту тему у меня уже есть, теперь получилось стихотворение. О том, как Русалочка повстречала Ассоль))

Навеяно вот этой картинкой, которая очень мне понравилась. Идеальные для меня образы, на самом деле.




"Чудо морское"

Вот круг описав, дальше время бежит -
Не времени быть в долгожданном покое,
В безвременье смерти, на суше лежит
О жизни просившее чудо морское.
В крови и песке истлевающий хвост,
И воздух не выпьешь, как пил прежде воду,
Он здешнего мира несужденный гость,
И мир отторгает, а в море нет ходу.
Он знал ли когда-то, что всё будет так?
Но выбор теперь уж ничто не отменит:
Взвивается в небо назначенный флаг,
И люди дивятся: «Рождённый из пены!»

Да, вскоре проснётся, и вправду рождён,
Себя обнаружив на мягкой постели,
И будет до жара и боли смущён,
Увидев своё обнажённое тело.
И грохот волны за дворцовым окном
В груди отзовётся, как острая рана,
Но жизнь не вернётся ни мыслью, ни сном,
Та, прежняя жизнь на груди океана.
Ходить будет больно, больнее, чем смерть,
Но он предположит: так, верно, и надо…
И вынесёт стойко дворца круговерть,
С улыбкою ясной и радостным взглядом.

Своей не стыдясь никогда немоты -
Нагих своих ног он стыдился сильнее… -
О рыбах не ведая, любит цветы,
И с ними безмолвно общаться умеет.
Зовёт лишь порою, с рассветом, волна,
Ей он подчиняясь, на берег выходит,
И каждое утро стоит здесь она,
Что ждёт корабля на причале с тоскою.
Он слышал однажды, что жил капитан,
И были его паруса ярко-алы,
Да только не отдал назад океан
Того, кто бросался стрелою на скалы.

И мальчик идёт, как по углям, вперёд,
А волны взлетают безудержным валом -
Так пенное море, как матерь, зовёт,
Но он для другого стремится к причалу:
Предложит он ей танцевать у воды,
Мучений не выдав ни жестом, ни знаком;
Одно только море увидит следы,
Что алыми будут, как яркие маки.

@темы: юноша с розами, рифмы, печаль

URL
12:51 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Не выдержала душа не знаю кого, написала незатейливую зарисовку по этому сюжету.

"Я – всё, что живо, и что растёт".

читать дальше

@темы: текст, Моя Семья и другие растения, юноша с розами

URL
19:38 

...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Раз уж у меня период интереса к ветхозаветной истории, то пошла искать изображения любимых персонажей. Традиционные образы "патриархов" вызывают желание убежать куда-нибудь подальше, но есть и прекрасное.

Например, здесь очень близкое попадание в тот образ, который сложился у меня в воображении (хотя я подозреваю, что связь как раз обратная - образ сложился благодаря картине, вроде бы, увиденной когда-то в детстве):



Здесь тоже хорош, хотя и чуть более "гламурен"))



Самый-самый Иосиф для меня, конечно, у Рембрандта (он вообще у меня любимый художник после Рериха). Он тут не то чтобы очень красив, но выражение лица!



На этой средневековой гравюре тоже понравился:



Вообще, Иосиф у меня любим, в том числе, за своё целомудрие - с юности я мечтала увидеть, наконец, хоть где-нибудь - в литературе, кинематографе - образ юноши, свободного от плотского влечения, но в бесчисленных мыльных операх, которые я смотрела, показывали одного донжуана за другим. Заодно вырабатывая у меня аллергию к столь же широко растиражированному образу целомудренной девушки - потому что ну что за неравновесие, ёлки-палки.

@темы: юноша с розами, мифология, живопись, Хозяин Сада

главная