Восемь цветов радуги

10:12 

Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Название: Пророк, огонь и роза
Автор: Мария Хаалия
Бета: Essy Ergana
Фэндом: ориджинал
Жанр: фэнтези, драма
Рейтинг (для всего текста): R с натяжкой
Размер: очень макси
Статус: книга 1 закончена
Предупреждения: вагон и маленькая тележка
Summary: История Хайнэ Саньи, его любви и страхов;
История Иннин Саньи и выбора, который она совершила;
История Хатори Саньи, который понял своё предназначение и принял его;
и история Кайрихи Прекрасного, крестьянского сына, супруга Императрицы, который своё предназначение отвергнул.
Посвящение: Эсси, как всегда :heart:

Часть 2, глава 6

@темы: текст, Пророк, огонь и роза, Астанис

URL
Комментарии
2011-10-30 в 10:13 

Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
— Вам следовало бы поучиться хорошим манерам, господин, — внезапно подал голос Астанико. — Я слышал ваши слова в зале, так вот позвольте мне сказать, что если вы действительно так заботитесь о благе своего брата, как изволили всех нас убеждать, то вам не стоит прилюдно оскорблять и унижать его.
Хатори посмотрел на него так, как смотрят на насекомое, неожиданно залетевшее в комнату и вьющееся над головой — с досадой, но без особого интереса.
— А мне позвольте обойтись без ваших советов, — равнодушно сказал он.
— Не стоит так опрометчиво отказываться от ценных советов, если хотите научиться жизни, молодой господин.
Тёмные глаза Астанико буравили нового собеседника точно так же, как мгновение назад буравили Иннин, но Хатори это, в отличие от неё, не особенно раздражало.
Скорее, ему было всё равно.
— Я предпочитаю учиться жизни у жизни. — Он пожал плечами. — А не из книг, как, судя по всему, вы. По мне, так долгое сидение в подземных библиотеках даёт только нездоровый цвет лица.
По бледным щеках Астанико пятнами разлился румянец, и Иннин подумала, что молодой человек взбешён.
Он по-прежнему не нравился ей, но в данном случае она могла его понять: сложно оставаться равнодушным, когда тебя оскорбляют, особенно с таким безразличным видом — даже не с целью задеть, а просто так, походя.
— Раз уж речь здесь зашла о внешности… — бледные губы Астанико улыбнулись, однако глаза были холоднее льда, — то я всё же позволю заметить, что ваш цвет волос принесёт вам много неприятностей в связи с новым указом.
— Боюсь, вы ошибаетесь, господин со знанием жизни, — усмехнулся Хатори. — Это мой природный цвет, и я ничем не нарушаю закон.
Астанико улыбнулся шире.
— А разве я сказал, что это не так? — в голосе его разлился мёд. — Это именно что ваш природный цвет, и ни у кого другого во всей столице такого нет и не будет. Вы слишком привлекаете внимание, господин. Любая оплошность с вашей стороны будет замечена сразу. Любое действие, выходящее за рамки оплошности, приведёт вас к падению в пропасть.
Хатори чуть прищурился и посмотрел на него с большим вниманием.
— Ничего, — наконец, сказал он. — Падение в пропасть может научить летать.
— Вы разве не в книжке вычитали эту фразу, господин, который учится у жизни? — чуть усмехнулся Астанико.
— Нет, я смотрел на птенцов, которых мать выталкивает из гнезда.
— Ну что ж, желаю вам попасть в число тех немногих из них, кто выживает.
С этими словами Астанико круто развернулся и зашагал прочь, придёрживая рукой разлетающиеся полы тёмно-зелёной мантии с золотым узором.
Несмотря на причёску, его наряд не был платьем простолюдина, отнюдь.
У Иннин в душе зашевелилось тревожное предчувствие.
— Боюсь, сегодня вы нажили себя серьёзного врага, господин, — промолвила она, не глядя в сторону Хатори. — И, возможно, не одного.
— Мне всё равно, — пожал плечами тот.
Иннин почувствовала раздражение. Что это за глупое безрассудство, кичливая смелость, наплевательство на всех и вся?!
— Рискуя, как и господин Астанико, нарваться на замечания насчёт моей внешности, я всё же скажу: попридержите порывы и будьте осторожны. Если не ради себя, то ради госпожи Санья и её детей.
Взгляд внимательных вишнёвых глаз снова заскользил по её лицу.
— Ваша внешность безупречна, госпожа, — сказал Хатори, наконец, улыбнувшись. — Я не смог бы придумать ни одного критического замечания при всём желании.
«Ещё и льстец, ко всему прочему! — подумала Иннин с ещё большим раздражением, хотя вместе с тем ей захотелось смеяться. — Дамский угодник! Он и Ните то же самое говорил, что она млеет от него, как десерт из кусочков льда в солнечный полдень?»
— Можете не утруждать себя лестью, подобные комплименты не имеют ни малейшего значения для будущей жрицы, — сказала она равнодушно.
— А для моей сестры?
Иннин вскинула голову.
«Всё-таки узнал…» — промелькнуло у неё.
Вслух она сказала предельно холодным тоном:
— Я не вижу здесь ни ваших сестёр, ни тех, кто хотя бы назывался ими официально, господин. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но зрение у меня весьма хорошее.
Хатори её не поправил.
— Что касается господина… как его там? — задумчиво произнёс он, поглядев вслед ушедшему Астанико. — То я не вижу нужды прыгать на задних лапках перед столь мелкой птицей и, тем более, опасаться её возмездия.
— Это дворец, господин. Здесь каждый может оказаться не совсем тем, чем выглядит, — проговорила Иннин, нажимая на каждое слово.
— Это я уже понял. — В голосе Хатори вдруг послышалось что-то, отдалённо напоминающее печаль. — Я был уверен, что вижу перед собой сестру, а оказалось, что это всего лишь будущая жрица.
Иннин вздрогнула и попыталась спешно придумать ответ, который бы окончательно припечатал наглеца, но тот внезапно весело добавил:
— Но уж мой брат, по крайней мере, по-прежнему им остаётся, и не воображает себя никем иным? А, Хайнэ?
Тот молчал.
Всё это время он сидел на скамье, низко опустив голову и скрыв лицо за прядями волос.
Отвлечённая перепалкой между Хатори и Астанико, Иннин совсем о нём позабыла…
— Хайнэ, ты что, на меня злишься? — спросил Хатори чуть удивлённо.
— Нет, — ответил тот, не поднимая головы.
Ответил так, что Иннин поняла: в бешенстве. Хуже, чем господин Астанико.
Она умела понимать, когда брат в ярости, не зря же они столько ругались в течение десяти лет.
А вот Хатори, судя по всему, так и не научился, хотя провёл рядом с Хайнэ немногим меньше времени.
— Тогда домой? — как ни в чём не бывало, спросил он. — Госпожа уже должна ждать нас у ворот. Я голоден, а ты наверняка ещё захочешь искупаться перед тем, как обедать. Иди сюда.
Он подошёл к скамье вплотную, протянул руки.
Прошло несколько долгих мгновений.
Потом чуть слышно зашелестел дорогой шёлк, и тёмно-зелёный рукав Хайнэ скользнул по чёрной плотной ткани без узоров. Из-под рукава высунулась рука, легла на чужое плечо и, чуть помедлив, сдавила.
Рука была маленькой и усохшей, словно паучья лапка, но, как видно, не такой уж и слабой, потому что Хатори даже вскрикнул.
— Больно, эй!
Он легко подхватил Хайнэ на руки — было видно, что это привычная ноша.
Спустя мгновение он подтвердил это вслух:
— Мой драгоценный груз. Сколько лет таскаю на себе — и до сих пор не устали руки. — Хатори усмехнулся. — Не отдам и за десять кораблей с золотом. Да, Хайнэ?
Лицо Хайнэ, которого Хатори не мог, да и не пытался больше увидеть, по-прежнему было каменным, однако уголки губ чуть приподнялись.
— Кто их тебе предложит, эти корабли, — сказал Хайнэ глухим голосом, обхватил Хатори за шею и уставился в белую посыпь аллеи под чужими ногами.
Хатори сделал шаг вперёд.
Ни приветствия, ни прощания.
Впрочем, так и должно было быть…
Иннин смотрела какое-то время им вслед, и перед глазами стояло воспоминание: отъезд во дворец, открытые настежь ворота, ветер треплет иссиня-чёрные и рыжие волосы двух мальчишек, стоящих во дворе, и эта картина кажется чуть расплывчатой сквозь пыль, поднявшуюся из-под копыт, — как мираж в пустыне.
Да, собственно, как мираж это и вспоминалось.
«Ну, вот и всё, — сказала себе Иннин. — Теперь я увижу их только во время свадебных церемоний, а, может, и не увижу даже. А потом они вернутся в Арне».
Развернувшись, она пошла к обратно к павильону.
Как оказалось, в церемонии сделали перерыв — измученные придворные запросили отдыха.
Не успевшие в первый заход семьи толпились у белокаменной лестницы в пятьсот ступеней, и тканые золотом узоры на тёмно-зелёных одеждах сверкали под солнцем ярко, но всё же не ярче, чем золото, рассыпанное в листве деревьев.
В первый день Ветра все одеяния сменятся на белоснежные со светло-золотистыми узорами…
И лишь наряды новобрачных будут пестреть цветами всех четырёх стихий — изумруд, пурпур, золото, морская синева.
Волны людей, заполонивших сад, столкнули Иннин с Латеной: та, без сомнения, высматривала среди толпы гостей, юных и не очень, очередного господина, которым можно будет «полюбоваться».
Дни подобных приёмов, когда отменены все церемонии, и можно просто бродить по парку, смешавшись с толпой простых людей, — настоящее отдохновение для будущих жриц.
Ну, то есть, для таких будущих жриц, как Латена.
— Где же ты была, сестра? — затараторила та. — Ты такое пропустила!
Иннин не стала говорить ей, что там, где она была, ей было видно лица каждого из гостей куда лучше, чем из толпы на кленовой аллее.
— Он предсказал моё прошлое! — с гордостью сообщила Латена. — Сказал, что видит знак божественной крови! Это значит, что в одной из прошлых жизней я, возможно, была Императрицей!
«Я сочувствую тем, кому пришлось жить в те времена», — промелькнуло в голове у Иннин, и она спрятала усмешку.
А Латена, тем временем, схватила её за руку и куда-то потащила.
— Он и тебе всё расскажет, — пообещала она. — Новый Главный Астролог — чрезвычайно интересный человек, такой умный, и всегда готов помочь…
«А, новый Главный Астролог», — подумала Иннин.
Старенький господин Астарио скончался уже несколько месяцев назад, и с тех пор никак не могли выбрать его преемника. Предлагали кандидатуры других старцев, но Верховная Жрица отвергала их одну за другой и, в конце концов, скрепя сердце, поставила подпись на бумаге с именем брата госпожи Агайи, луноликой наставницы принцессы.
— Но почему?! — изумилась тогда Иннин. Госпожа Агайя, которая в своё время сама метила на место Верховной Жрицы, наверное, больше всех во дворце ненавидела Аста Даран, и вряд ли в её брате могли преобладать другие настроения. — Разве он не ваш враг?
Это был один из немногих дней, когда Иннин чувствовала к Верховной Жрице нечто, напоминающее расположение, и почти беспокоилась за неё.
— Враг, — кивнула Даран. — Но между моим личным врагом и врагом, угрожающим всему государству, я предпочту первого. Возможно, это моя ошибка, но я так не думаю.
— Враг, угрожающий государству?..

URL
2011-10-30 в 10:14 

Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
— Неверие. Неуважение. Насмешки. — Аста Даран прикрыла глаза. — Будем надеяться, что новый господин Главный Астролог, молодой и знающий толк в своём деле, вернёт своему званию хотя бы часть былого уважения. А уж чем это будет угрожать лично мне… посмотрим. Не думаю, что я не справлюсь.
Латена распахнула тяжёлые двери, ведущие в отделанный синим мрамором зал, удивительно напоминавший тот, в которой проходил приём, только поменьше — сумрачный, холодный, едва освещённый пламенем нескольких светильников, спускающихся с потолка на резных цепочках.
Из-за дальнего стола поднялась фигура в тяжёлой мантии, бледные губы чуть улыбнулись.
— Господин Астанико, я привела к вам мою подругу, составьте её натальную карту тоже! — заверещала Латена.
«Демоны, я знала! — яростно подумала Иннин, стиснув зубы. — Чувствовала же, что всё не так просто! Могла бы догадаться… он ведь похож на свою сестру. Такой же отвратительно бледный, только волосы тёмные».
А не было бы нового указа, то были бы светлые, как у сестры, и тогда их было бы не отличить — самец и самка одного и того же насекомого с прозрачным телом и бледными крыльями.
Сейчас, находясь в своих владениях, господин Астанико больше не пытался придать себе благожелательный вид.
— Какая неожиданность, госпожа, — сказал он, не скрывая мстительного торжества в голосе. — Впрочем, расположение светил уже подсказало мне, что наша встреча будет не единственной…
Он подошёл к гостьям ближе и улыбнулся медовой улыбкой.
Но Иннин дёрнулась от протянутой к ней руки, как если бы в ладонь ей сунули червяка.

TBC

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная