Восемь цветов радуги

16:49 

Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Примечание: последняя сцена связывает текст с "Пророком" — тому, кто не читал, наверное, будет непонятно.

"Актёр господина Маньюсарьи"

Окончание

@темы: текст, Астанис, Актёр господина Маньюсарьи

URL
Комментарии
2012-08-24 в 16:52 

Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
В назначенный день, как и просил Миреле, на площади на высоких деревянных козлах был натянут канат. Было ясное солнечное утро — к этому времени даже в Канси пришла настоящая осень, с золотыми листьями и прохладным далёким солнцем в прозрачном небе.
Миреле стоял высоко над площадью на специально сооружённой башне, украшенной длинными разноцветными лентами. Люди были где-то далеко внизу — смотрели на него, не отрывая глаз; он же смотрел, прищурившись, на небо.
Он аккуратно снял и поставил вместе свои небольшие тёмно-фиолетовые туфли, оставшись в белоснежных носках, вышитых по краю узором из цветущих ирисов. В руках у него были два огромных, чуть ли не в половину его роста веера, со стороны казавшихся дополнительной, и не малой, тяжестью, но на деле помогавших Миреле сохранять равновесие.
«Это танец для тебя!» — сказал он мысленно и шагнул вперёд, по канату.
Площадь утонула в солнечном свете.
Так же, как во время предыдущего танца Миреле угадывал мелодию ещё до того, как она начинала звучать, так и теперь разные звуки, гремевшие по обе стороны от него — в буквальном смысле, разлитые в воздухе; он ощущал их кожей — подсказывали ему, какое движение сделать, чтобы не упасть.
Это было не намного сложнее, чем плыть или просто качаться на волнах.
Не намного сложнее, чем танцевать на берегу, повторяя танец далёкого невидимого существа, парящего над водой.
Его охватило ликование. Тело его двигалось само по себе, как будто подчиняясь действиям невидимого кукловода, осторожно управлявшего марионеткой — впрочем, наверное, так оно и было.
А сам Миреле мог в это время отдохнуть.
Нет, лучше! Он мог полетать.
Одно-единственное небольшое усилие — и с него как будто свалилась внезапно чудовищная тяжесть… только взмыв вверх и ликуя от невероятного восторга и невероятной лёгкости, он понял, что это была тяжесть его собственного тела, оставленного внизу и продолжавшего передвигаться по канату.
Он оглянулся на танцующую куклу. Зрители восторженно хлопали ей, не имея ни малейшего представления, что видят лишь марионетку, лишённую — в данный момент — души и разума. Что ж, я ещё вернусь к ней, подумал Миреле, у меня нет другого выхода. Слишком крепки ещё нити, соединяющие меня с этим телом.
Но пока что…
Он летел, набирая высоту, и площадь, заполненная разноцветными точками-людьми, становилась всё меньше и меньше, всё дальше и дальше. Он кувыркался в воздухе, купался в океане солнечного света, нёсся вперёд наперегонки с ветром и смеялся счастливо, как ребёнок.
Вот и море, расстилающееся далеко внизу изумрудно-голубой, отливающей золотом лентой.
Что там, за морем? Неужели в самом деле край света? Сейчас — и только сейчас — это можно узнать.
И он совсем уже было ринулся в сторону горизонта, но внезапно кое-что на берегу привлекло его внимание. Замерев на мгновение, он развернулся в прямо противоположную сторону и камнем спикировал вниз — туда, где среди набережной расцветал цветок из сияющих оранжево-золотистых нитей, переплетавшихся и игравших друг с другом в воздухе, подобно языкам пламени. Собственно, там было много разных цветов, но именно этот был ему так хорошо знаком, и он не смог удержаться от того, чтобы…

Человек, сидевший на берегу с книгой, внезапно вскрикнул и прижал руку к груди.
— Что с вами, Кайто? — озадачилась его спутница.
— Нет… ничего, — покачал головой тот, отводя взгляд. И всё-таки растерянно прибавил: — Не знаю… Как будто в сердце что-то кольнуло. Не стоит обращать внимания.
«Что удивляться, я уже немолод, — мысленно прибавил он. — И проблем со здоровьем вряд ли избежать. Но… всё же… такое странное ощущение. Такая необычная боль. Что это может быть? Неужели и впрямь сердце?»
Он продолжал прислушиваться к собственным ощущениям, в то время как его спутница — женщина, с которой он познакомился в Канси и проводил приятные тихие вечера, беседуя о философии и литературе — говорила о чём-то своём.
Он вежливо кивал и улыбался, не подавая виду, что устал от этого разговора — что устал от разговоров… вообще.
А она как будто почувствовала и, поднимаясь на ноги, предложила:
— Ну, возможно, нам просто не стоит так много времени проводить на побережье! Говорят, что свежий морской воздух полезен, но теперь уже осень, становится прохладно. Послушайте, сегодня же последний день, когда выступает императорская труппа манрёсю! Вы всё обещали, что мы сходим и посмотрим на них, и вот глядите — завтра они уезжают! Как же верить после этого вашим словам? — Она игриво стукнула его по руке сложенным веером. — Вас, конечно, можно понять: вы столько времени прожили в Аста Энур и могли любоваться на манрёсю хоть каждый день. Но я-то в ближайшее время в столицу не собираюсь!
Он стоял, болезненно морщась, и хотел было что-то возразить, что-то придумать… снова, но тяжесть в груди становилась всё сильнее и сильнее, и ему внезапно стало всё равно. Манрёсю так манрёсю.
— Пойдёмте, — сказал он бессильно.
Обрадованная женщина — Великая Богиня, как её зовут?.. — подхватила его под локоть и потащила по улицам к площади.
Восторженные крики толпы и аплодисменты стали слышны ещё издалека.
«Это вряд ли может быть… он никогда не выступает. Может быть, он вообще не приехал», — думал он, по-прежнему прижимая руку к сердцу.
Тщетно.
Это был именно он.
Выброшенный в центр толпы, Кайто смотрел вверх, туда, где на канате легко передвигалась крошечная фигурка в развевающейся ярко-лиловой накидке. Ветер трепал длинные распущенные волосы и концы украшавших причёску лент — белоснежной и тёмно-фиолетовой. Два огромных цветных веера, чуть ли не больше его самого — с его-то небольшим ростом и хрупким телосложением — взлетали в воздух с лёгкостью, которая казалась совершенно невозможной. Он танцевал и улыбался.
Кайто снова вскрикнул и согнулся.
— Что с вами?! — испугалась его спутница. — Опять сердце?
Но тот уже выпрямился.
— Нет… кажется, наоборот. Всё прошло. Отпустило. Прекратилась боль. Наверное… да. — Он уставился опустевшим взглядом себе под ноги.

А Миреле уже покинул его и летел дальше.
Лёгкая печаль наполняла его, притягивая к земле и не позволяя подняться на прежнюю высоту.
«Прости, Кайто… не помни зла, если я причинил его тебе невольно», — с сожалением думал он.
Но вскоре всё было позабыто, и его вновь охватил восторг, от которого он взмыл высоко в небо, как на крыльях.
«Счастье — это небытие», — вспомнилась ему давнишняя мысль.
«Счастье — это быть подхваченным ветром и лететь, подчиняясь его воле, — подумалось теперь. — Потому что ветер несёт меня именно туда, куда я хочу попасть».
И тут же, вопреки собственным мыслям, он напряг все силы, устремляясь вперёд.
Где-то далеко внизу расстилалось море; отправлялись в далёкое путешествие корабли, падали паруса, кричали чайки, заходило и вновь восходило солнце, вспыхивали и угасали звёзды.
Выше и выше, быстрее и быстрее, вопреки всему! Невозможное не невозможно!
Он уже не качался на волнах, но нёсся вперёд с невероятной скоростью, рассекая воздух, который разлетался от его прикосновения стеклянной пылью, и не заботясь о том, какие раны может причинить собственной оболочке.
«Там! Он!» — пылала в нём единственная мысль и вместе с ней, казалось, пылал и он сам, проносясь по небу кометой, искрой, падающей звездой.
Вот уже впереди показались знакомые пейзажи — Аста Энур, столица, императорский дворец. Но Миреле мало думал о том, что возвращается в родные места — он этого почти не осознавал, влекомый неведомой силой, которая была больше, чем сама жизнь.
По аллеям императорского сада неспешно прогуливались двое — роскошно одетый юноша с длинными красновато-каштановыми волосами и скрюченный человек, опиравшийся на трость и передвигавшийся с большим трудом. Со стороны последний походил на больного старика, однако волосы у него были совершенно чёрными, без единой седой пряди, и когда он поднял голову, то оказалось, что у него вполне молодое лицо.
— Милосердный, что это?!.. — вырвалось у калеки, когда какая-то, вероятно, обезумевшая птица ринулась прямо на его спутника, чуть не сбив того с ног.
Изумлённый юноша поймал её и сжал в руках, гладя по встрёпанным крыльям.
«Нашёл!..» — промелькнуло в угасающем сознании Миреле.
Он видел прямо перед собой изумрудно-зелёные глаза Хаалиа, хоть и выглядевшего теперь… необычно. А вот улыбка юноши была улыбкой Энсаро — это он тоже мог сказать совершенно определённо.
— Великие Боги… — пробормотал знакомый незнакомец и, вероятно, от потрясения сбился на другой язык: — Инь астай марьяассан… найяра нэ. Ты с ума сошёл. Лети обратно, пока не поздно.
Он нежно провёл ладонью по крыльям птицы, и та, казалось, вновь обрела утраченные силы. Юноша поднял руку, отпуская её, и она взмыла ввысь, разворачиваясь в противоположную сторону.
Он провожал её взглядом зелёных глаз, а потом внезапно весь как-то сгорбился, опустив плечи под роскошной, усыпанной драгоценностями накидкой.
Встревоженный калека доковылял до него, опираясь на свою клюку, и, осторожно взяв его под локоть, посмотрел в лицо.
— Что вас расстроило так? — спросил он испуганно. — Великая Богиня… почему… слёзы?
Юноша плакал, не скрываясь.
— Я не знать, Хайнэ, — сказал он бессильно. — Иногда я с трудом понимать сам себя, вот, например, сейчас. Что это бывать? Мне вдруг показаться, что я вспомнил что-то важное… давно забытое. Показаться и исчезнуть. И теперь я снова ничего не помню. Вы меня понимать или я говорить совсем уж чушь?
— Понимаю, да, — растерянно ответил Хайнэ, осторожно поглаживая его по рукаву.
— Ладно, не хотеть беспокоить вас, — улыбнулся юноша, вытирая слёзы. — А теперь мы возвращаться во дворец и снова читать вашу замечательную повесть, не правда ли?
— Ох, если она вам ещё не надоела…
— Нет-нет, что вы, Хайнэ! Я очень любить такие прекрасные сказки!
И они отправились обратно во дворец, а в воздухе витал, истаивая, чудесный сладковатый аромат цветущих роз и морского ветра, приносящего прохладу.

Конец.

февраль — июль 2012 г.

URL
2012-08-25 в 08:21 

Mishel_7
Спасибо)))

2012-08-27 в 20:40 

Jack_mur
огромное спасибо за произведение) И "Актер.." и "Пророк.." читаются точно книги! (хотелось бы иметь их в твердом переплете, хе-хе)) Интересно было наблюдать, как менялся Миреле, но, лично меня, наверное больше всего порадовала встреча в тексте с Хаалиа и Энсаро (так сказать, в реальном времени)). И концовка :buh::inlove: просто слов нет))
<...>

2012-08-27 в 20:53 

Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Jack_mur,
хотелось бы иметь их в твердом переплете, хе-хе
Ой, а мне-то бы как хотелось, но, чессговоря, даже не надеюсь.

наверное больше всего порадовала встреча в тексте с Хаалиа и Энсаро
Это потому, что они в "Пророке" тоже были? Мне как-то казалось, что их вряд ли кто-то выделит (там о них упоминаний-то чуть)... но сама я их, конечно, очень люблю))

финал немного напомнил эту фотографию, (наверное из-за птицы и особой ауры китайского косплея
Красиво, да!
У китайцев вообще обычно всё красиво, за то и люблю.

URL
2012-08-27 в 22:13 

Jack_mur
Ой, а мне-то бы как хотелось, но, чессговоря, даже не надеюсь.
Вы не пробовали публиковаться, да? современная цензура наверняка пропустит, а тираж в количество пч точно будет раскуплен :D
Это потому, что они в "Пророке" тоже были? Мне как-то казалось, что их вряд ли кто-то выделит (там о них упоминаний-то чуть)... но сама я их, конечно, очень люблю))
да-да, к Энсаро сразу симпатией прониклась (в то время как Хаалия в "пророке.." изначально подбешивал: я хоть и понимаю ценность мыслей Энсаро, но все равно по-человечески обидно за несправедливость судьбы. и это "обидно" перевешивает. в общем, типичная реакция типичного читателя, буквально все воспринимающего, я так думаю) но после прочтения "актера" к Хаалия все-таки появилась симпатия, здесь он более живым и реальным кажется, что ли)

2012-08-27 в 22:25 

Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Jack_mur,
современная цензура наверняка пропустит, а тираж в количество пч точно будет раскуплен
Ой, я смотрю на мир не столь оптимистично))
У меня тексты очень неформатные... А "Актёра" так вообще можно подвести под статью о пропаганде однополых отношений :laugh: Кто ж его возьмёт-то!

в то время как Хаалия в "пророке.." изначально подбешивал: я хоть и понимаю ценность мыслей Энсаро, но все равно по-человечески обидно за несправедливость судьбы. и это "обидно" перевешивает. в общем, типичная реакция типичного читателя, буквально все воспринимающего, я так думаю
Ну, то есть, реакция, как у Хайнэ?))

здесь он более живым и реальным кажется, что ли
И Миреле к нему куда лучше относится, чем Хайнэ, а картинка-то даётся его глазами.

URL
2012-08-27 в 22:41 

Jack_mur
Мария Хаалия, У меня тексты очень неформатные... А "Актёра" так вообще можно подвести под статью о пропаганде однополых отношений :laugh: тогда нужно покорять заморские края, там и пооткровеннее пропаганда будет)))) (хотя выпустили же как-то "на кого похож арлекин", а там и педофилия... )
Ну, то есть, реакция, как у Хайнэ?))
ну воот)) хоть Хайне и любимый герой, но так не хотелось сравнивать себя с ним :laugh:
И Миреле к нему куда лучше относится, чем Хайнэ, а картинка-то даётся его глазами.
логично. почему-то не подумала об этом. хотя куда там, чувства перекрывают путь разуму))

2012-12-26 в 20:23 

no rush
I'll lift you up 'cause my god's just arisen
Прочла взахлеб. Восхитительно, как и все остальное. Великолепный текст. :hlop::hlop::hlop:

2012-12-26 в 22:25 

Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
no rush,
спасибо большое!
"Актёр" - важный для меня текст, очень приятно, что он вызывает положительные эмоции.

URL
2013-08-07 в 12:35 

-Jeiny-
Спасибо Вам огромное! :heart:
Читала в любую свободную минуту, оторваться от текста невозможно! Даже после прочтения остается море эмоций - внутри раздается тепло, какие-то поглощающие чувства, заставляя почему-то и плакать, и смеяться одновременно, лишь вспоминая о прочтенном в книге.
Мне, как музыканту, идея воплощения своего внутреннего мира в искусстве особенно близка, и, читая Ваши строки, я поражалась, насколько правильны они для меня!
Ваши описания - это нечто. Они развернуты, подробны, изобильно детализированы - однако это ни скольким не отягощает. Я буквально видела перед глазами картинку - так ясно и отчетливо, как если бы видела ее в живую, и могу с уверенностью могу сказать, что прочла бы и сотню страниц лишь с этими описаниями.
Даже самым нелицеприятным персонажам удается вызвать симпатию, интерес. А каждая из их историй, каждое событие, пусть и незначительное, завлекают с головой.
Спасибо! Читать "Актера" было неимоверно приятно! :red:
Сейчас иду скачиваю "Пророк, огонь и роза".
И Вы уж простите мне такую разношерстность комментария - я редко нахожу правильных слов, чтобы выразить свои эмоции и впечатления.

2013-08-07 в 16:38 

Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
-Jeiny-,
спасибо огромное Вам!
У меня сейчас нелёгкий период, и Вы меня очень поддержали своим комментарием)
Здорово, что творческая личность, причастная к другой сфере (музыка - это что-то недоступное для меня, потому и кажется особенно прекрасным), тоже находит в тексте отголосок своих переживаний... Желаю Вам всяческих успехов в Вашем искусстве!

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная