Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Проснулась среди ночи... видимо, чтобы драбблик записать))

Бортэ учила детей: «Никогда ничего не бойся, ничего и никого, насколько бы безнадёжным ни казалось твоё положение. Если хочешь походить на отца, вспомни, сколько препятствий пришлось ему преодолеть».
Дети росли храбрыми и стремились свою храбрость показать, отважно кидаясь навстречу своим детским опасностям и жадно слушая истории о подвигах багатуров.
– Расскажи о самой большой опасности в твоей жизни! – спросил однажды один из сыновей.
Он усмехнулся и прикрыл глаза, мысленно возвращаясь в самое тёмное время в своей жизни – время своей юности.
Сейчас, по прошествии стольких лет, он думал о нём так: «Хорошее было время».
Тогда, когда он был скитальцем, изгнанным из родного племени, отвергаемым всеми, преследуемым врагами, отучившимся доверять хоть кому-либо, кроме единственного человека – своей матери, которую он должен был защитить любимыми силами… Голодный, неумытый, одетый в лохмотья; ему приходилось бороться за каждый корешок так, как будто это была битва всей его жизни.
И всё-таки даже тогда он был уверен, что самая большая опасность подстерегает его в будущем, тогда, когда все эти – закончатся.
Внимательно наблюдая за природой, он учился у неё и понимал, что в человеческой жизни действуют те же самые законы. Потому и в самый горький свой час он знал, что однажды непроглядная ночь его жизни сменится солнечным ясным днём.
Сумеет ли выстоять он – тогда? Сумеет ли двигаться с прежней скоростью? Сохранить себя? Золотая кровь борджигинов ярко сияет в наполненной ужасами тьме, но что будет с ней при свете? Не станет ли он тем, кто жалеет её пролить или отучается делать это, привыкнув к успеху и благополучию?
Он думал об этой опасности и готовил себя к ней каждую ночь, когда охранял их убогую юрту от подбиравшихся к нему со всех сторон диких зверей.
…Он открыл глаза.
Дети смотрели на него завороженно, будучи уверены в том, что когда он вот так вот замирает, то прямо в этот момент – общается с Тэнгри, Вечным Небом. Он добродушно посмеялся, не стремясь пока что развеивать их веру в голос, звучащий в его голове… Впрочем, когда дети станут старше, он скажет им, что общаться с Небом можно в любой момент жизни, не обязательно впадая для этого в транс, как шаманы. А можно сделать и так, что самая жизнь будет – непрерывным разговором.
– Самая большая опасность – это отсутствие опасностей, – ответил он.

@темы: текст, Чингисхан