Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Что-то вроде путешественной притчи.

"О восхождении в горы"

Когда мы в первый раз поднимались в горы, он сказал:
– Не бери с собой ничего лишнего.
Страстно желая заслужить его одобрение и похвалу, я с болью в сердце расстался с кучей дорогих для меня вещей и пришёл налегке. Однако он только улыбнулся, поглядев на это – сам же имел за спиной огромный, битком набитый рюкзак.
– Как ты думаешь, почему так? – спросил он, давая мне ещё одну возможность проявить сообразительность.
– Наверное, потому, что я неправильно понял слово "лишнее" и не взял с собой даже необходимое… Кроме того, вы, как опытный путешественник, умеете рассчитать свои силы, и поэтому обычные правила для вас неприменимы? – с надеждой спросил я, глядя в его глаза.
Но он не ответил, прав ли я был в своих предположениях.
Впрочем, его мудрость подтвердилась уже через несколько часов: с лёгкостью одолев первые участки пути, я, воодушевлённый этим успехом, предпринял попытки установить очередной рекорд, после чего быстро растерял все силы и сник. Тяжесть рюкзака не позволила бы мне совершать бесполезные скачки и тратить энергию на относительно лёгких перевалах.
– Вот я дурак, – шёл я, предаваясь самобичеванию. – Был бы умным, так и силы бы сейчас сохранил, и нужные вещи с собой имел…
"Когда же вершина? – мучился я, когда пошли более крутые участки склона, и все мои прежние представления о тяжести восхождения показались детскими мелочами. Кроме того, ноги мои были сбиты в кровь. – Или красивый пейзаж, чтобы хоть сердце отдохнуло…"
Жаловаться не смел – видел, что он, несмотря на более экономное расходование сил, крайне напряжён под тяжестью своего груза.
Наконец, нам представилась возможность передохнуть.
Тогда, на перевале, он развязал свой рюкзак и показал, что внутри были не какие-то ценные и полезные вещи, а одни только голые камни.
– Сам видишь, что тяжесть на плечах – необходимое в пути подспорье, – заметил он. – Однако когда доберёшься до вершины, она уже не будет тебе нужна… Если бы рюкзак был наполнен чем-то ценным, то легко ли было бы с ним расстаться? Камни же скинешь с лёгкостью.
С этими словами он подобрал ещё несколько и добавил их к уже имевшимся.
– Что же касается остального, то ожидание красивого пейзажа, или чего-либо ещё, что никак не приходит, ранит сильнее, чем камни под ногами, и обессиливает больше, чем камни в рюкзаке, не правда ли? – добавил он мягко.
Я только вздохнул, любуясь открывшимся нам прекрасным видом.
Однако попросил у него пустой заплечный мешок и также начал понемногу наполнять его камнями, попадавшимися нам по пути.
Стараясь не заглядываться по сторонам в ожидании того, что угрюмые скалы снова сменятся дивным видом лазурных гряд, раскинувшихся под солнечным небом, я думал о рассвете, который нам предстояло встречать на вершине горы, но также о том, что это ожидало нас лишь в самом конце пути.
Дорога была всё более трудной, и усталость казалась непереносимой, однако вскоре нам стали попадаться цветущие рододендроны. Один из огромных, душистых цветков, оторванный ветром, спланировал мне прямо в руку.
Я замер, любуясь свежей яркостью его лепестков, вдыхая нежный аромат.
– А цветок, цветок можно с собой взять? – взмолился я, мечтая о том, что его красота подбодрит меня на очередном тяжёлом участке пути.
Он также остановился и, отерев со лба ливший ручьями пот, улыбнулся.
– Конечно, можно, – сказал он.
Я стоял и смотрел, как он, измождённый, поправляет лямки своего рюкзака и наклоняется, чтобы подобрать ещё парочку небольших камней. Потом отдал цветок ему.

@темы: некоторые аспекты пути, текст