Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
В последнее время стоит прикоснуться к чьему-то наполненному искренностью творчеству, как на какое-то время начинаю ощущать и описывать мир так же, как автор. Есть в этом и хорошее, и плохое. Так, читаю дневники Ольги Берггольц, и мысли сами собой принимают форму дневниковой записи - идёшь и произносишь внутренний монолог обо всём, что видишь и чувствуешь... При этом я испытываю стыд, как будто специально притворяюсь кем-то другим. Но ведь я чувствую всё, что чувствую - какие бы ни были у этого причины... Или, может быть, стоит ощущать всё это лишь наедине с собой? Мне всегда горько от мысли, что подлинная искренность - это, наверное, только то, что никогда не будет произнесено вслух. Потому что для меня говорить - то же самое, что дышать...

Воскресное утро. Солнца так много, что душа купается в нём, солнечные лужицы дрожат и сверкают повсюду - в стёклах автомобилей, домов, в распускающихся древесных почках. Вместо того, чтобы гулять, как обычно, по бульвару, сворачиваю к домам и предаюсь любимому занятию - бродить по тихим, пустынным дворикам, сворачивать туда, куда хочется душе. Звуки музыки, порой раздающиеся из квартир или из автомобилей, бывают нестерпимо мучительны... Но слияние с этой весенней, звенящей, солнечной тишиной всё равно бывает недолгим - слишком много у меня внутренних дисгармоний. Мне, опять-таки, стыдно за это, но в то же время я ощущаю их чем-то необходимым для своей задачи... Остаётся лишь внутренне обращаться к Владыке планеты, тому, кто видит страдания каждой души, в том числе, моей, с зовом: "Не осуждай! Не осуждай!.." Конечно, я знаю, что Он никого не осуждает, и это в действительности зов к самому себе - ведь, имея в своей душе какую-то склонность, противоречащую заповеди любви, мы, в первую очередь, раним ею самих себя...

Я люблю старые пятиэтажки - те самые, которые в ближайшее время будут сносить по всей Москве, и мне немного жаль этого, потому что они самый настоящий документ эпохи; приближаясь к ним, я, как никогда, приближаюсь к той небывалой эпохе, в которой мне больше всего не хотелось бы жить, и к которой я в то же время ощущаю странное притяжение. Я мечтаю о городе будущего, городе высочайших небоскрёбов, летящих скоростей и необычных форм - но если он когда-нибудь будет создан, то останется ли где-то островок советской эпохи 60-х, 70-х, 80-х, тот дух, та музыка, которая, должно быть, уже никогда не повторится? Неблизкая мне. Но грустная и нежная, ни на что не похожая, никогда прежде не исполнявшаяся - мелодия, в которой дух человеческий выразил то, чего прежде никогда не мог увидеть и ощутить. И осознать в себе...

@темы: мысли, личное, Моя Москва