Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Это - себе, а не кому-то (да, я называю сам себя "брат" :))). Себе-Хайнэ, в очередной раз нашедшему своё отражение на страницах китайской книги. Почему я говорю это? Потому что знаю (по себе знаю!), что "нравоучитель" в подобной ситуации вдвойне нестерпим, и мне не хотелось бы случайно выступить в этой роли. Наставления мы можем воспринять лишь от самих себя. Вот я себя и наставляю...

Красный

Кровь – красна, на дворе ночь или день, зима, весна ли…
Говори, но поверь, что я знаю о ней – и о тебе – что знаю:
как ты веришь, что не осталось ни уголка в этом гулком зале,
что бы ни был отныне ей густо залит.

…как кричишь, в нестерпимой и невозможной муке,
как кричал бы, если бы у тебя отрезали, живого, руки,
если бы у тебя отнимали ноги.
Брат, я знаю, что боли может быть бесконечно много.

Но поверь мне, я знаю и то, что знаю:
ни голосов, ни сердец, ни из дрожащих рук – знамя,
кроме самих себя, никому отнять и вырвать у нас не под силу.
…если страдание что и возьмёт – так нетерпимость.

Слепоту, ложь, вражду, если захочешь, то боль у тебя отнимет.
Но зато однажды взамен возвратит – твоё настоящее имя.

@темы: рифмы