Вансайрес
...ну а что – вот представь – что б если вдруг лазурными стали травы, а зелёными стали – песни?
Прочитала рассказы Андрея Платонова - "Неизвестный цветок", "Уля", "Семён". Их невозможно читать... без слёз - это слишком избитое выражение, оно не может передать тех чувств, которые при этом охватывают :( В институте я уже читала Платонова, но тогда он был для меня плохо понятен и, видимо, тяжёл - должно быть, я видела лишь угнетающие картины внешней трудной жизни и ещё не могла почувствовать того, что так остро коснулось меня теперь - жизни души, которая была труднее стократ.

Ведь он был такой же, как мы! И вот этот человек, с такой же душой, как у нас - беззащитной и остро чувствующей каждую грубость физического мира (а мы все такие, даже те, кто носит колючий панцирь), знающей все основные истины вопреки всему, что понаписано в газетах и книгах... - был вынужден прожить свою жизнь в самые тяжёлые годы эпохи соцреализма, когда у него не было и малейшего шанса быть кем-то услышанным, кем-то понятым. Где всё, что могло его ждать - это насмешки, и осуждение, и выставление в качестве жупела. Массовая травля, которая обрушивалась на деятелей тех лет, отходивших от строго прописанного канона соцреализма - это и обычного-то человека могло подкосить насмерть, а каковым оно было для подобной души - я даже думать об этом не могу.

И вот... неизвестный цветок, который вырос с разноцветными прожилками на листьях - душа автора - и это тогда, когда он вряд ли мог где-то услышать слово "аура" и представить всё то, что для нас вполне привычно, кому-то - по эзотерической литературе, кому-то - по фэнтезийным мирам... мальчик, который не страшится того, что его будут считать и дразнить девчонкой, вообще безразличный к этому... как это могло случиться в те годы? и на том "пустыре"? Очень хотелось прийти и сказать: вот, всё стало намного лучше! Мы стали намного свободнее! Мы все можем быть услышанными и, рано или поздно, найти единомышленников! Хотя бы одного. Хотя бы двух - это, на самом деле, уже очень много. Пусть жизнь не стала совершенной, в ней ещё очень много недостатков, но ни один цветок уже больше не вынужден жить так...

Конечно, и у подобной тяжёлой жизни есть свои, искупающие всё награды. Если бы он родился в нынешние, относительно счастливые времена, не видя вокруг бескрайнего людского горя, то, должно быть, писал бы красивые фэнтези-легенды... и не потрясли бы его душу самые глубокие и самые простые истины о жизни и о смерти, о любви и правде. Я не сомневаюсь, что когда земная жизнь заканчивается, все страдания быстро забываются, а вот бесценные мысли, почерпнутые в нашем океане земной скорби, остаются с духом навсегда. Но всё равно... хочется сказать. Хочется дотянуться - сквозь непроходимую грань времён - именно до смертной, страдающей личности и показать картины того, что знаешь. Того, что уже есть, и того, ещё лучшего, что точно когда-то исполнится. Сказать: мы все здесь. Все эти цветы.

@темы: мысли, книги, Моя Семья и другие растения